Тина Канделаки (tikandelaki) wrote,
Тина Канделаки
tikandelaki

Category:

А вы, собственно, кто?

Как ни странно, когда у каждого есть мобильный телефон и каждый себя чувствует журналистом, профессиональных журналистов стало гораздо меньше. Была приятная встреча с журналисткой Верой Цветковой, которая дала мне не только это интервью, но и знакомство с хорошим человеком. Всегда приятно общаться с тем, от кого ты чему-то можешь научиться.

83.66 КБ

– Тина, вы вообще – кто? Когда открываешь ваш официальный сайт, складывается впечатление, что фотомодель.

– Для моих 34 лет это звучит как комплимент! Я – продюсер, глава продюсерской компании «Апостол Медиа». Ну и телеведущая, как вам известно. Мы занимаемся информационными технологиями, трудимся в сфере пиара и продакшн. На данный момент производим программу «Инфомания», которая выходит трижды в неделю на СТС. Планируем производить итоговую «Инфоманию» со мной в качестве ведущей...

– Я было подумала, что вам стало скучно оставаться просто ведущей.
– На самом деле, неинтересно стало. Не люблю повторы, стагнацию. Я очень четко чувствую потолки – я их не люблю. Профессия ведущих и их значение сегодня меняются. Я была большой поклонницей Дмитрия Диброва времен «Антропологии», ему бы быть отечественным Ларри Кингом – он сейчас ведет развлекательное шоу «Брачные игры». Восхищаясь Андреем Малаховым, я бы не хотела быть на его месте. И это я еще называю лучших из лучших. Ведущий – это человек, жизнь которого (во всяком случае, его восприятие зрителями) зависит от форматов ведомых им программ. Но я зависеть от форматов не хочу. Когда приходит понимание, что можешь делать что-то более масштабное, ведения тебе становится мало. У меня есть имя, которое можно конвертировать в разные среды, на основе чего создать нечто большее, чем формат обычной телепередачи. С некоторых пор я занимаюсь информационными технологиями, и это мне сегодня гораздо интересней, потому что это вызов и мотив к росту.


– То есть вас теперь надо воспринимать как продюсера?
– Ну, не совсем так. Это же не магазин имени Канделаки, где произошел ребрендинг: меняем вывеску, раньше продавали швабры, теперь продаем сыры. Я подошла к определенному возрасту, когда появилось понимание – профессия ведущей для меня в чем-то исчерпана. Нашей «телеведущей» топ-десятке волноваться не о чем: став частью телевидения нулевых, мы стали частью жизни людей. Что я ни делай, моя сегодняшняя популярность уже не понизится. К тому же я считаю, что будущее – за острохарактерным ведением, таким, какое предлагают Иван Ургант со товарищи. Люди уже не воспринимают информацию через дидактические формы – они ее воспринимают через злободневный юмор. А право на него в России – давайте не будем обольщаться – имеют только мужчины.

– Здрасьте вам! А блистательная Анна Ардова? А блистательная Нонна Гришаева? Кстати, сделавшая на вас потрясающую пародию.
– И не одну, и они очень мне нравятся – эти пародии и эти актрисы. Ардова и Гришаева – именно что актрисы, пародистки, они – в образе. Я не актриса, я не хочу играть роли. Я люблю пошутить и посмеяться – в домашних условиях. На экране или эстраде женский юмор всегда смотрится несколько пошловато и убого. Есть исконно мужские жанры, воспроизведение юмора – это исконно мужская территория.

– Тем не менее вы недавно вернулись из Одессы, с фестиваля пародий «Большая разница», где заседали в жюри. Как вам конкурсанты? Новые таланты нашлись?
– О да, 18-летний Андрей Баринов из Екатеринбурга – многообещающий пародист, он в итоге и победил. Понравился один парень с ироничными песенками, как-то это показалось свежо. Поразили двое ребят с номером, где задействованы не только очень смешные тексты, но и рисованный реквизит – такой визуальный юмор получился. А в жюри нас подбирали из соображений, кого больше всех пародируют. В итоге нам показали смешную пародию, как мы, четверо членов жюри, боремся за лежак. Хочу сказать, что бороться за лежак вместе с Ларисой Долиной, Анатолием Вассерманом и Михаилом Боярским – большая честь, но еще большая честь его не отдать. А если серьезно, то на телевидении есть три передачи, будучи задействованным в которых – опосредованно или напрямую, ты действительно популярен. Это «Большая разница», «Прожекторперисхилтон» и «Мульт личности» на Первом канале.
Вообще, что такое телевидение по сути? Это любовь миллионов, маска для неуверенных в себе. Ты, недолюбленный, ты, недооцененный, обиженный учительницей в третьем классе – вдруг автоматически становишься самым востребованным, самым любимым. Что решает психологические проблемы, но деформирует взгляд на мир, и в первую очередь – взгляд на самого себя.

– Вот вы тут говорили про конвертацию имени... Почему селебрити охотно вкладывают свои имена и лица в политические партии, а не в благотворительные или правозащитные организации?
– Вопрос не совсем корректен. Последние страшные события в нашей стране – лесные пожары – продемонстрировали, что запрос на благотворительность и объединение во имя благих целей становится актуальным. А вот почему в данный процесс не интегрируются наши звезды – другой вопрос. У нас нет института звезд... это долгий разговор. Так как сегодня лишь Интернет может создать новых героев, сама сетевая среда начинает диктовать новые правила, и эти правила включают в себя обязательное наличие активной гражданской позиции. Поэтому в самом ближайшем будущем все должно измениться.

– Оптимистично звучит, но пока в обществе нет запроса и на сострадание с порядочностью. А может, необходимо формировать в обществе запрос, ведь, как известно, публика – дура?

– Не согласна, что публика – дура. Новые информационные технологии дают такую колоссальную возможность самообразования, что только держись. Причем люди свободны в выборе информации. Это раньше они были урезаны в ее получении и им требовался поводырь, сейчас – не требуется. Вы меряете старыми категориями.

– Кто писал у себя в ЖЖ: «переизбыток информации, электронные друзья, виртуальный мир без обязательств»? Вам не кажется, что нереальный мир Интернета с дебильным понятием «зафрендил» – по большому счету есть фальшь и подмена?
– Да, я писала про время бесконечных контактов, которое отражается и на институте семьи, и на человеческом сознании... Сегодня благодаря новым технологиям коммуникативная среда каждого индивида значительно расширилась. Но в сутках по-прежнему 24 часа – и качество коммуникации снизилось. Сама жизнь ускорилась. Настала эпоха twitter и youtube, а значит, коротких форматов во всем. Раньше, чтобы понять, что за фрукт ей попался, девушка разбиралась годами, сейчас зайди в любую социальную сеть – вмиг все о нем узнаешь. Хотим мы того или не хотим – социальные сети имеют самый большой электорат. По сути, это самые большие партии в нашей стране. С активностью и лояльностью аудитории которых ни одна действующая партия сравниться не может.

– Тоже мне новость – стремление к ройности, стадный инстинкт.
– Тем не менее вы с вашей неройностью находитесь в меньшинстве. Консерваторы существовали в любые времена; в технологический век человека тянет присоединиться к себе подобным. Сегодня стратификация общества выражена гораздо более отчетливо. Тематические сайты, группы и блоги дают человеку возможность найти свое стадо гораздо быстрей.
Мы с вами – советские люди, я до 15 лет жила в Советском Союзе и в нем сформировалась как личность. Тогда не было выбора стада – стадо было одно. Я мечтала руководить октябрятской звездочкой, я сделала пионерскую карьеру – добилась должности председателя совета отряда и председателя совета дружины, участвовала во всех смотрах, очень любила выступать с песней «Гренада». Как звали ту кубинскую революционерку – Долорес Ибаррури, да? Помните: «Руки прочь от...»?

– Ибаррури – испанка, а мы с вами кричали: «Руки прочь от Анжелы Дэвис!», американской коммунистки.

– Да-да-да, «Руки прочь от Анжелы Дэвис!». Я была комсомолкой, когда Союз рухнул. Я попала на очень интересный срез времени – революция, война, бандиты, наркотики... У меня даже есть об этом несколько рассказов – о тбилисских реалиях тех лет. Они интересны не потому, что так уж хороши с литературной точки зрения, а потому, что так было на самом деле. Их напечатал в «Русском пионере» Андрей Колесников...

– Слушайте, Тина, вы в 93-м году поступили в Тбилисский университет, а в 95-м уже переехали в Москву и вели «Времечко». Тем не менее впечатление человека необразованного не создаете – откуда дровишки?

– Я много читаю. Я все время читаю – в самолете, на ночь, с утра. Проблема в том, что знания мои – не системные: у меня не было пяти студенческих лет, когда только учишься, читаешь и самообразовываешься. На самом деле образованные люди – это не те, которые читают, а те, которые перечитывают. Я пока только читаю...

– Упомянутый коллега Колесников говорит, что ваша с ним передача «Нереальная политика» выходит с 19 сентября не на РЕН ТВ, а на НТВ. Из каких соображений поменяли приличный канал на трэшевый?
– Сильно сказано – и про один, и про другой, не согласна с вашими определениями. На НТВ больше возможностей, другой технический уровень... Программа находится в развитии, и я только рада, что в ее креативе теперь принимает участие еще один талантливый грузин – Николай Картозия, директор праймового вещания НТВ.

– Смотрю, вы всем по жизни довольны.

– Всем довольны только люди, находящиеся в определенном состоянии психического расстройства. Конечно, это счастье – после тридцати понимать, что ты выбрал свою профессию, а я с 15 лет мечтала заниматься телевидением. Мне нравится участие в активных процессах – развития, движения, я реально понимаю, куда идти дальше, и я хочу туда идти. Главное для меня – я могу делать то, что хочу. Правда, при этом мне выпала очень сложная роль – женщины/мужчины. Все привыкли, что я – центровой, обязана быть впереди, принимать решения. У меня столько обязательств перед людьми, которые от меня зависят, – от работающих в нашей компании до моей семьи... Для меня нет ничего важнее моих детей. Хотя уже понятно, что пиком моей жизненной энергии будет не брак. Я люблю одиночество – если женщина научилась быть одна, то, даже вступая в отношения с противоположным полом, сохраняет свою территорию. Зачем нужно тотальное присутствие мужчины в жизни? Из-за страха перед жизнью. Я не боюсь быть одна. Я готова и хочу бороться со своими страхами сама. А знаете, какие две вещи отменяют кризис среднего возраста? Если ты занимаешься тем, чем хочешь, и живешь с тем, с кем ты хочешь. Я убеждена: надо проводить время только с теми людьми, с которыми хочешь находиться как в последний раз, и всех пропускаю через эту призму.

– Вот так идешь к иконе гламура, а находишь мудрого не по годам человека!
– Икона гламура – это очень смешно. Чтобы я пошла на какой-нибудь сезонный шопинг! Тащиться в магазин и четыре часа там выбирать тряпки – смерть для меня. Жалко времени, безумно раздражает... Но при моей профессии важно, чтобы я стильно выглядела – и на меня работают люди, которые за это отвечают. Вы же видите, какая я в жизни – косичка, джинсы, армейский ремень... Но надо ли, чтобы меня знали такой, какая я есть? Не уверена.

– А я вот очень рада, что изменила свое мнение о вас. Глядя на экран, думала: «Легкость мыслей необычайная». Ну а теперь завидую вашей легкости бытия – тому, как вы проживаете свою жизнь. Удачи, Тина!
– А я хочу озвучить для читателей «Независимой газеты» одно грузинское пожелание: чтобы Господь дал вам по своему сердцу.
Tags: интервью
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →