Тина Канделаки (tikandelaki) wrote,
Тина Канделаки
tikandelaki

Category:

Сурков читает Гинзберга

Это большое дело и прорыв, потому что уже надо остановиться на поэзии. Надо теперь из стихов узнавать совершенство несовершенного, разбитого мира. Нет времени читать — слушайте. Они и на английском делают свое дело — синхронизируют нас с вечностью. Не говоря уже о том, что голос Суркова, застигнутый за чтением Алена Гинзберга, — это артефакт, большое дело и прорыв.

Имя Алена Гинзберга Америка услышала в 1956-м — когда в Сан-Франциско судили его поэму «Вопль» («Hawl»). Судили за «непристойность». За призыв.

«Поднимайте подол, дамы — мы идем через ад». Калифорнийские судьи, начиная процесс, еще не знали, что поэма станет маленькой литературной революцией и поколение «детей цветов» назовет ее своим манифестом.

Без Гинзберга это поколение и 1960-е годы вообще не понять. Пацифизм, анархия в политике, эстетике и сексе — все это позже назовут эпохой битников. Определение beat generation придумал друг Гинзберга Джек Керуак (мы встретим его в гинзберговском стихотворении «Сутра подсолнуха»). Расшифровывали это beat двояко — и как «разбитый» (beat), и как «духовное просветление» (beatitude). Ален Гинзберг поставил себе целью из осколков своей «разбитой» жизни составить новый образ существования просветленной (в мистическом смысле) души.

Далее на сайте журнала Русский пионер




Tags: культура
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments