Тина Канделаки (tikandelaki) wrote,
Тина Канделаки
tikandelaki

Спасет ли бизнес российскую науку?


© eclectic echoes / flickr.com

Каждый раз, глядя на ребят в «Самом умном», я думаю не только о том, какие они удивительные, и том, какой будет их дальнейшая жизнь. Я думаю о том, что тысячи талантливых молодых людей не могут получить качественное образование. Чтобы заниматься тем, чем хотят. И чтобы выбирать профессию потому, что она интересная, а не только денежная и престижная. Наука тут проигрывает по всем фронтам.

В рейтинге профессий, популярных среди молодежи в России, ученые не вошли даже в первую десятку. Всего 6% студентов видят себя в науке. А продолжают академическую карьеру и того меньше – только 0,6 %! Сегодня в РАН работает около 10 тысяч молодых ученых. Много это или мало? Очевидно одно: их могло бы быть больше.

Интересно, скольких специалистов лишается российская наука? Лишается оттого, что абитуриенты выбирают не то, к чему лежит сердце, а то, что выгодно? Сколько талантливых лингвистов переводит скучные договоры? Сколько химиков предпочитает фармацевтический бизнес? Сколько математиков идет в программирование?

В США и в России были проведены опросы, которые показали: у них профессию ученого считают уважаемой 56% опрошенных, у нас – всего 1%! В науку, конечно, все равно идут: идейные вундеркинды и уверенные в своих силах фанаты. Кто-то остается, добивается не только высоких результатов, но и относительного финансового благополучия. Многие используют годы учебы как стартовый толчок: набирают знания, опыт, публикации и связи и продолжают за рубежом. Кому-то удается совмещать занятия наукой с другими способами заработка. Другие просто находят применение своим знаниям в рыночных сферах. Менее удачливые вынуждены переквалифицироваться.

Очень грустно еще вот что. Наша наука теряет не только «солистов» – великих ученых, которых один на тысячу. Она лишается и «кордебалета» – тысяч молодых, способных людей, которым не суждена Нобелевская премия, но которые могут принести немало пользы. Они не так фанатично преданы науке, чтобы отказываться от материальных благ, но при достойных условиях остались бы в ней с удовольствием.

Поэтому нужно не только поддерживать тех, кто уже пришел в науку, но и создавать условия и бонусы для молодежи, которая еще только делает выбор.

Изменения к лучшему есть. Вузы потихоньку получают финансирование, ученые – гранты и хоть какую-то материальную поддержку. В планах: создание научных лабораторий с высокотехнологичным оборудованием, приглашение соотечественников, работающих за границей, «покупка» мировых научных гуру. Но все прекрасно понимают, что это только планы и их недостаточно. Главная беда российских ученых по-прежнему описывается набившей оскомину фразой: «Нету денег». И в том числе для того, чтобы привлекать и удерживать «рабочую силу».

Что можно сделать в такой ситуации? Когда всем понятно, что ниоткуда, ни из каких закромов родины деньги просто так и для всех не упадут. Мы говорили об этом в Общественной палате, и я хочу повторить – поможет сотрудничество с бизнесом. Опыт уже есть: Microsoft финансирует курс в Высшей школе экономики, компания ABBYY набирает «под себя» студентов в МФТИ. Но это примеры, во-первых, из области образования, а во-вторых, IT и экономики. Т.е. не науки как таковой. Нужно налаживать такое сотрудничество, когда бизнес «заказывал» бы исследования для своих нужд. Это не только выгодно с финансовой стороны. Это очень важно эмоционально, т.к. даст студентам и молодым ученым понимание того, что их труд востребован и престижен.

Как вы думаете, возможно такое сотрудничество бизнеса и науки в России?
Tags: образование
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 104 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →