December 22nd, 2010

У знаменитостей ГИБДД вымогает взятки по двойному тарифу

Мое интервью Utro.ru

22 декабря, 12:54 | Вероника СУХОВЕРХОВА

Тине Канделаки мало телевидения. Она ведет активную деятельность в Общественной палате РФ, читает лекции о развитии Интернета в РГГУ, руководит собственной продюсерской компанией, и это далеко не полный список ее профессиональных интересов. В интервью "Yтру" Канделаки рассказала, на чьей она стороне в истории с "кремлевским червем", что стало с традициями черного пиара и как победить коррупцию в России.

"Yтро": Чиновники высокого ранга постепенно привыкают к Интернету. Самые продвинутые зарегистрированы в ЖЖ и Twitter. Насколько высок КПД от ведения ими блогов, для населения, в первую очередь?

Тина Канделаки: Вот простой пример взаимодействия между чиновниками высокого ранга и обществом через Twitter. Губернатор Ивановской области Михаил Мень этой осенью перед началом отопительного сезона использовал микроблог для контроля запуска котельных. Жители Ивановской области могли через Twitter пожаловаться на отсутствие тепла в домах, и по всем этим случаям Мень оперативно принимал решения. Также, благодаря общению в Twitter, он пересмотрел решение о переименовании Иваново в Иваново-Вознесенск. Но важно понимать, что управление страной или крупным регионом через социальные сети невозможно. Но так как старые схемы коммуникации между властью и гражданами не всегда работают, прогрессивные политики развивают новые инструменты. И этот процесс будет продолжаться. Надеюсь, проект электронного правительства поможет решить эту проблему.

"Y": В чем успех Twitter среди медиаперсон, в том числе президента Медведева? Почему ЖЖ отстает?

Т.К.: Collapse )

Мое выступление в Общественной палате




Сегодня я выступала на пленарном заседании Общественной палаты, где обсуждался ежегодный доклад о состоянии гражданского общества в Российской Федерации в 2010 г.

Я член комиссии Общественной палаты по развитию образования, и мне показалось важным отметить некоторые моменты. Я говорила о дополнительном образовании, которое пока не получило нормативной поддержки в нашей стране. Отдельный закон о дополнительном образовании пока не принят. В 2001 году законопроект был одобрен Госдумой и Советом Федерации, но президент его отклонил, так как справедливо посчитал недоработанным.

Я считаю важным поднять вопрос о дополнительном дистанционном образовании. Для детей с ограниченными возможностями оно может стать основным. У многих из них нет никакой другой возможности получать образование, и понятно, что для таких детей нужна отдельная проработанная программа, которая уравняет их в возможностях с остальными. Это первое.

Второе – это дополнительное образование для обычных студентов. Оно тоже очень важно, потому что оно позволит делать то, чего не может позволить основное. Желательно сделать эту программу интерактивной и динамичной. Необходимо менять образовательные курсы быстрее, чем это происходит с курсами классического академического образования. Это особенно необходимо в специальностях, связанных с технологиями и информацией. К сожалению, во многих вузах качество этих дисциплин совсем неудовлетворительное. Например, я знала из первых рук историю о том, что в Рязанской радиотехнической академии студентов учат программированию на языке, который давно уже не используется, и чтобы найти потом работу и отвечать требованиям рынка, большинству из них приходится самостоятельно получать дополнительные знания.

В основном образовании есть жесткий регламент, по которому учатся студенты. Для того чтобы внести любые изменения по предмету, должно пройти 3-4 года. Но как на фоне этого можно говорить о неизменности, например, курса информатики?

Также очень важно понять, как изменилась система получения знаний. Сегодня стопроцентное посещение лекций не является гарантией хорошего образования. Чаще всего на этих лекциях студенты спят или приходят ради зачета. Порой они уже знают то, о чем рассказывает преподаватель, или могут найти более полную информацию в интернете.

Применение технологий и дистанционного интерактивного образования позволит повернуть образование в более прикладную сторону, что даст людям возможность не просто учиться, но и устраиваться на работу. С этой точки зрения дополнительное образование может помочь студентам компенсировать издержки основного образования, на изменение которого потребуются годы. А изменения, связанные с дополнительным образованием, можно совершить гораздо быстрее.

Сегодня на территории России работают более ста иностранных организаций, предоставляющих качественное дистанционное образование, российские же вузы отстают в этой сфере на пять-семь лет, и необходимо развивать ее, чтобы избежать дальнейшей экспансии западных вузов.

Надеюсь, что мои слова будут услышаны и развитие в этом направлении все-таки начнется.