February 11th, 2011

Дьявол носит Prada… А что носите вы?


© Splityarn / flickr.com

Сегодня в 22:10 на НТВ выйдет программа «НТВшники», в которой я приняла участие. Речь пойдет о дресс-коде. Тема, поднятая протоиереем Всеволодом Чаплиным, вызвала бурные дискуссии и неоднозначную реакцию в обществе. И поскольку я пишу этот пост уже после записи передачи, могу вам сказать, что и там мы не договорились.

Все дело в том, что мы бросаемся в крайности. С одной стороны, обвиняем церковь в том, что она якобы хочет регламентировать наш внешний вид, а мы живем в светском обществе, в котором церковь отделена от государства. С другой стороны, каждый из нас в глубине души абсолютно однозначно отвечает на вопрос, как бы он хотел, чтобы выглядел его ребенок: не так, как мясо для потребления.

Честно говоря, мне кажется, что проблема этой дискуссии несколько надумана, потому что никто никого не слушает. Всеволод Чаплин – абсолютно адекватный человек, который на передаче пытался сказать, что он никого ни к чему не принуждает, он лишь выдвинул инициативу. На это ему возразила Мария Арбатова: «Церковь не должна ничего навязывать». Александр Проханов стал говорить, что церковь не должна переходить в мирское. Всеволод Чаплин вынужден был оправдываться.

Очевидно, что в период информационного общества церковь не может сохранять позицию столетней давности. Церковные служители должны понимать, чем живут их прихожане. Если iPad и iPhone вошли в нашу жизнь, то вполне естественно, что священники тоже ими пользуются, чтобы понимать, чем живет общество. Но дело даже не в гаджетах. Люди стали информированными, и многие вещи десакрализовались. Человечеству от этого знания не стало легче – ему стало только сложнее.

Другая сторона проблемы – это Анастасия Волочкова и ее фотографии. Проблему фотографий в обнаженном виде мы не сможем решить ни на программе «НТВшники», ни всем миром вместе. Обнаженное женское тело всегда было темой искусства, с одной стороны, и формой искушения – с другой. Женщины никогда не перестанут обнажаться. Но люди не должны обличать друг друга. Просто каждый должен следить за собой. И тогда, я думаю, проблема внешнего вида станет гораздо менее актуальной, чем кажется нам сегодня.

Faceb000000000000k


© kk/ flickr.com

Вы можете с ходу сказать, сколько нулей в одном триллионе? Наверное, вам, как и мне, понадобится время для раздумья. Потому что для большинства людей эта цифра абсолютно абстрактна. А вот для Марка Цукерберга $1 000 000 000 000 очень даже реален. Именно в такую сумму молодой, но резвый интернет-магнат оценил свою социальную сеть. И рассчитывает, что аналогичным образом ее оценят на IPO.

После того как компания подала заявку на IPO, мир замер с немым вопросом на губах: «А хорошо ли себя чувствует в последнее время руководство Facebook?» Ни одна компания в истории человечества не стоила таких денег. Даже не пыталась стоить. Конкурента Facebook Twitter на днях оценили в 100 раз дешевле – «всего-навсего» в 10 миллиардов долларов.

Официально самая дорогая компания на планете – американский нефтяной гигант Exxon Mobil (оценивается в 423 миллиарда 200 миллионов долларов). По другим данным, опубликованным пару лет назад The Financial Times и консалтинговой фирмой McKinsey, самой богатой непубличной организацией в мире является Saudi Aramco. Это национальная нефтяная компания Саудовской Аравии – крупнейший мировой добытчик нефти и лидер по ее запасам. Она стоит 781 миллиард долларов.

На особом счету сейчас Apple. Яблочная империя уже признана самой дорогой IT-корпорацией мира. И если верить прогнозам как минимум пяти аналитических компаний на Wall Street, имеет все шансы меньше чем за год стать самой богатой на планете. 8 февраля акции Apple установили очередной рекорд – 355 долларов США за штуку. Если так пойдет и дальше, то уровень капитализации компании через год превысит 433 миллиарда долларов.

Однако нужно учитывать один немаловажный момент: все эти чемпионы по богатству производят нефть и «железо», то есть конкретный продукт, который можно оценить. А как оценить детище Цукерберга? В адрес Facebook постоянно звучат бесконечные (и вполне заслуженные) похвалы. Но давайте посмотрим на него более критичным взглядом.

В декабре прошлого года Facebook посетило почти 154 миллиона уникальных пользователей. Он чаще всего блокируется работодателями и отбирает все больше времени у юзеров: в 2010 году на сайте зависали почти вдвое дольше, чем в 2009. Топы, в которых лидирует корпорация Цукерберга, можно перечислять бесконечно. Но. В список самых богатых высокотехнологичных компаний Facebook не попал. Прибыль сети в 2009 году составила 700 миллионов долларов (по собственной оценке). А за три квартала 2010 года – только 355 миллионов.

Опрос инвестиционных банкиров показал: большинство из них считают, что сеть имеет все шансы стать очередным «доткомовским» пузырем. Разнообразные эксперты говорят о том, что область деятельности компании специфична, что у нее нет фундаментальных исследований, а все успехи находятся в виртуальной области.

Критикам можно возразить. Мы входим в мир, в котором основным спросом пользуется не столько «материальный» продукт, сколько интеллектуальный. Именно интеллектуально-социальные инновации – ресурс будущего. И если так, возможно, Марк Цукерберг не переоценивает свою компанию? Не пускает ни пузыри, ни пыль в глаза, а всего лишь прогнозирует тенденции будущего.

Во всяком случае, пока коммерческая успешность Facebook подвергается сомнению, сам ресурс чувствует себя, как тот персонаж анекдота, который на вопрос «Как ваши дела?» отвечал «Не дождетесь!».

А вы что думаете о перспективах самой популярной социальной сети мира?