February 17th, 2011

«У меня нет врагов, но имеются оппоненты»

Мое интервью «Труду».

Тина Канделаки даёт интервью — Вам, бесспорно, удалось создать собственный стиль в интервью. Кроме вас это удалось, по общему признанию, Владимиру Познеру и Алексею Венедиктову, то есть мужчинам. Как вы сами определяете свой стиль, в чем его особенность, есть ли главные правила?

— Спасибо за столь высокую оценку. Понимаю, откуда растут ноги (смеется). Когда Алексей Венедиктов в своем знаменитом интервью Владимиру Познеру заявил, что в России есть всего три интервьюера — он, Познер и я, мой телефон чуть не расплавился: так мне не звонили даже после вручения ТЭФИ. Спасибо большое Алексею Алексеевичу — его оценка оказалась выше всех наград. Теперь никто не задает мне вопросы типа: «Вот вы как обладатель ТЭФИ...» Теперь я слышу только: «Вот вы как хороший интервьюер...» Что же касается стиля интервью, то Ларри Кинг в свое время прекрасно перефразировал Сократа: с людьми нужно разговаривать с позиции, когда ты ничего не знаешь, но очень хочешь все понять. Не важно, кто твой собеседник — физик-ядерщик, балерина или бывший заключенный, — тебе хочется понять, почему с ним это произошло и случилось. Все интервью Кинга на этом и строятся, то есть на его интересе к людям.

— Помимо интереса к людям у вас есть способность усваивать и мгновенно обрабатывать огромное количество детальной информации. Такой способностью обладал полководец Наполеон. Откуда у вас такая военная стратегия? Вы вообще стратег в жизни, в карьере или свободный пловец?

— Хорошо, когда твои поступки кому-то напоминают Наполеона. Главное, чтобы финал не был наполеоновским. И при этом самой не заиграться. Стратегия, безусловно, важна для бизнеса. У меня есть своя продюсерская компания, в которой я каждый день учусь принимать важные решения, ставлю себе долгосрочные цели, двигаюсь к их реализации. При такой работе самое важное — спрогнозировать все возможные препятствия, просчитать все мельчайшие нюансы и факторы, которые могут поставить проект под угрозу.

Collapse )