June 8th, 2011

Хихус о комиксах, образовании, терпимости и дуракавалянии


© Xixyc.Ru

Хочу вам признаться: я большая поклонница комиксов. И в некотором роде даже жертва – с тех пор, как мой сын полюбил «Спайдермена». Поэтому, когда прочла в новостях о том, что скоро в России откроется первая в России кафедра комиксов, поняла: это – моя тема. И договорилась об интервью с «виновником торжества» – художником Павлом Сухих (aka xixyc). Оказалось, что искусство комикса и образование связаны гораздо теснее, чем может показаться на первый взгляд. А сами комиксы – это не просто веселые картинки.

– Мне очень нравится, что мы встретились и поговорим об образовании, потому что сегодня, с одной стороны, все хотят учиться. Но с другой – судя по тому, сколько людей работает совершенно не по той специальности, на которую учились, можно сделать вывод о несоответствии образования и реальных рабочих мест. Интересно, а рисовальщик комиксов сегодня востребован?

– Если говорить именно о рисовальщике, он точно востребован и весьма хорошо. Любое кино, рекламный ролик, визуальный киноряд начинаются с того, что рисуется комикс – раскадровка. Хороший раскадровщик ценится на вес золота и может за ночь легко заработать несколько тысяч долларов. Почему за ночь? Агентство может вечером придумать идею и звонит мне в истерике, т.к. утром надо показать 5 вариантов сценария клиенту.

– И они обращаются к тебе?

– Часто ко мне, но мне самому уже не интересно заниматься такими заказами, и я отдаю своим ребятам похалтурить.

– До появления твоей кафедры в Московской финансово-промышленной академии как же раньше учились рисовать комиксы?

– Самообразование. Я, абсолютно не стесняясь, скажу, что мой фестиваль «КомМиссия» сделал очень много для обучения комиксу. Тут важно еще договориться о терминах. Комиксы рисуют в Америке, в Японии рисуют мангу, во Франции – bande dessinée, это все – абсолютно разные вещи, и читатели у них тоже абсолютно разные. Для нас отличный термин придумала Людмила Петрушевская – «рисованные истории». Наш фестиваль объяснил, что это серьезный вид искусства, и никто больше не кричит, что мы рисуем картинки для дебилов. И когда в очередной раз мы стали подумывать о том, чтобы фестиваль закрыть, огромное количество участников стало бить себя пяткой в грудь и кричать, что «КомМиссия» – единственный шанс для молодых художников начать карьеру.

– Ты возглавил кафедру. По какому принципу ты будешь принимать студентов?

– Мы открываемся как кафедра на факультете дизайна. И, к моему великому удовольствию, человек, поступивший получать полное высшее образование, получит и корочку, в которой будет написано: «Образование – дизайнер-график, специализация – комиксы, манга».

– А поступают к вам через экзамены?

– По-моему, требуется только ЕГЭ. Какой-то отбор есть, но не думаю, что слишком серьезный.

– Тогда скажи, как человек, который будет учить тех, кто сдал ЕГЭ. Для тебя, например, важно знание абитуриента о том, каким по счету помещиком в «Мертвых душах» был Манилов. Есть ли у тебя набор понятных тебе критериев, по которым человек может стать художником?

– Сегодня этот процесс абсолютно экспериментальный. Конечно, я бы установил некие критерии собеседования. Но пока мы просто пытаемся понять, что вообще из этой идеи получится.

– Такая кафедра – это же первый опыт в России?

– Да. Я был в таких школах, например, в Японии и во Франции, у них тоже очень разные подходы. В некоторых – просто башляй и ходи на уроки, а в некоторых очень жесткий отбор. Все зависит от того, что хотят получить на выходе. Что касается нас, то, скажу честно, мне пока не понятно, какой будет выхлоп.

– Ты говоришь, что можешь любого научить рисовать комиксы, потому что главное – умение рассказать историю.

– Отлично, что ты вспомнила эту фразу! Потому что это великолепный пример выборочного цитирования. Это только половина фразы, которую я говорил в интервью. Collapse )