October 8th, 2012

Путин жив

Вчера Вадим Такменев, на мой взгляд, сделал лучший подарок ВВП за последние несколько лет. То, что вчера в рамках ЦТ президента впервые показали нормальным человеком с живыми реакциями, стало неожиданным подарком огромному количеству телезрителей, которые от такого Путина давно отвыкли.

Мы уже долгое время видим Владимира Владимировича с людьми, высеченными из камня. Рядом с ними он покрывается бронзовой пылью, и не то чтобы стареет на глазах, а становится каким-то вечным, который был всегда и будет до скончания веков.

Путина-человека мы давно уже не видели. Только скупая капелька в уголке глаза напомнила нам о том, что у него еще работают слезные железы, а значит, и человеческое в нем что-то еще осталось.

Вадим Такменев с точки зрения сегодняшнего ТВ вчера совершил журналистский подвиг. Он спросил у Путина и о том, почему он так поздно начинает свой рабочий день и, как следствие, поздно его заканчивает, и о том, как он относится к Pussy Riot и Алексею Навальному. Вчера, кстати, выяснилось, что и при Путине возможно произносить эту фамилию, и ответ, как обычно, у ВВП на это есть. «С кондачка власть не возьмешь» явно уйдет в крылатые фразы, как и «двушечка для пусей».

Для вас не стало неожиданностью, что президент телевизор смотрит, овсянку ест, холодильником пользуется? Наши СМИ почему-то боятся показывать ВВП обычным человеком с маленькими слабостями – вроде утреннего коктейля из свеклы. Жаль, что Такменев не пошел дальше и не спросил, какую книгу он недавно прочитал, что напевает по утрам, стоя под душем, о чем думает, закрывая глаза, часто ли видится с одноклассниками. Вадим с видимым опасением затрагивал и вполне обычные темы, будто всерьез думал, что Путин в ответ взглянет так, что все вокруг инеем покроется. Может, именно робость журналистов послужила формированию такого сурового путинского имиджа? В ток-шоу Вупи Голдберг The View у Барака Обамы даже спросили, читал ли он эротический роман «50 оттенков серого», который литературные критики называют «маминым порно». И я не вижу в этом ничего непристойного.
Collapse )