April 15th, 2013

Интервью для РБК

1

Рассказала РБК о своей "империи зла", провалах власти и сомнительном Навальном.

Тина, на прошлой неделе весь Интернет обсуждал Ваше эмоциональное обращение к "Единой России". Вы говорите, что разочаровались в партии, которую поддерживали. Чем было вызвано появление этого письма?

Не понимаю, почему все так удивились, я же не открываю страшные тайны "Единой России". Все, что я сказала, – это секрет Полишинеля. Это все понимают, но почему-то молчат. А чего молчать? Я не хочу молчать, потому что я голосовала за эту партию, и голосовала открыто, связывая с ней определенные надежды. Я ждала, что возглавивший партию Дмитрий Анатольевич в рамках партии, "Открытого правительства" будет многое менять, а пока все упирается только в глупую, бессмысленную дискуссию о несутевых вещах.

Вы критикуете власть со стороны, но Вы же сами входили в "Открытое правительство"...

Где все эти люди, которые были в "Открытом правительстве", где эти политики, эксперты, бизнесмены? Из ярких людей, кроме Абызова (министр по делам "Открытого правительства". – Примеч. РБК) и Никифорова (министр связи и массовых коммуникаций. – Примеч. РБК), я больше никого не вижу во власти. Там были приятные люди, начиная с Софьи Троценко (создатель и руководитель проекта "Центр современного искусства "Винзавод". – Примеч. РБК) и заканчивая предпринимателем Вадимом Дымовым. Это люди моего поколения, с активной гражданской позицией, добившиеся успеха в бизнесе, в искусстве.

То есть можно сказать, что "Открытого правительства" не существует? Есть министр по делам "Открытого правительства" и больше ничего?

Это, наверное, Михаилу Абызову виднее, есть оно или нет. Но на себе, даже как его член, действий "Открытого правительства" я не ощущаю. Более того, за год нужно было сделать хоть что-то. А нет вообще ничего. Я уже говорила и скажу еще раз, что качество образования в нашей стране катастрофически ухудшается. Уровень образования падает, дети вообще не хотят учиться в школах. Как правильно сказал Ливанов в начале своей работы на посту министра, дети делают вид, что они учатся, а учителя делают вид, что обучают детей. В этой сфере вообще ничего не происходит.

Что касается здравоохранения, я часто слышу от своих друзей, что если лечиться, то не в России. Качество лекарств, качество оказываемых услуг – все это вызывает очень серьезные вопросы. В России болеть страшно. Сказать, что инвестиционный климат заметно улучшился, – нет. Или доверие к судебной системе появилось в большей степени, нежели год назад, – тоже нет. И если это не реализовано, почему я должна об этом молчать? Законы принимаются с космической скоростью, со сверхскоростью пропускаются через Госдуму.

Если к выборам появится новая партия, люди, входящие в которую будут не только говорить и давать огромное количество желтых инфоповодов, но и на самом деле что-то менять, что качественно отразится на моей жизни, от чего моя жизнь станет комфортнее, то проголосую за них. А нет – так и не буду голосовать. Я могла и на последних выборах не голосовать, но это было бы глупо. Я обдуманно подошла к вопросу своего выбора, взвесив все за и против. Тогда я голосовала за этих людей, понимая, что у них лучший региональный ресурс, самая лучшая инфраструктура. У них очень много такого, чего нет у других партий. И у них, во главе с Дмитрием Медведевым, в руках все рычаги для того, чтобы что-то изменить в нашей стране. Но если они не изменили, то почему я не могу об этом сказать?
Collapse )