?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Всем ББ
Развитие интернета в России оказало мощнейшее влияние на вкусы отечественных меломанов. Вся мировая музыка оказалась доступна. В любую минуту теперь можно сравнить состояние нашего на ладан дышащего шоу-бизнеса с западной музыкальной индустрией, находящейся в прекрасной форме.

Помните, как все обсуждали запись Филиппа, на которой он дышал в микрофон и не попадал в ноты? Поверьте, к Филиппу Киркорову может быть много претензий, но петь он умеет. Как и Басков, Билан, Валерия и еще десяток отечественных исполнителей, которые являются настоящими музыкантами и обладают всеми необходимыми для артиста талантами, главный из которых – умение петь. Но в какой-то момент в российском шоу-бизнесе наличие или отсутствие таланта перестало быть определяющим фактором при желании сделать карьеру певца или певицы. Так появились бесконечные павлины на нашей эстраде, разряженные и оголенные, мужского и женского пола, в группах и поодиночке, которые благодаря достижениям техники и качественно смонтированным клипам пудрили мозг российскому  зрителю. Пение под фонограмму у нас, как вы знаете, не карается законом. И закон ничего не мог или не хотел делать с продюсерами, которые дурили людей бесконечным числом бессмысленных однодневок.

С развитием интернета в нашей стране у  некоторых «меломанов» появился любимый аттракцион – слушать онлайн «звезд» российского шоу-бизнеса, поющих вживую. На их концертах, когда в зале звучит фонограмма, кто-то непостижимым образом исхитряется записать реальные звуки, которые издают недоартисты (их вдохи-выдохи и фальшивые ноты), а потом выкладывает все это в сеть. Смешно, конечно. Но становится понятно, что единственная правда, которую мы можем получить от артиста, это его хореография, которую «прикрыть» сложнее. Если она, конечно, есть.

Мы еще с советских времен привыкли к тому, что музыкальные герои центральных каналов – Кобзон, Магомаев, Толкунова или Пугачева – имеют непререкаемый авторитет, и никто никогда не сомневался в их профессиональной пригодности. Еще мы помним рокеров, которые с точки зрения классического музыкального образования, может, и не дотягивали, но заполняли «протестную» идеологическую нишу, предназначенную специально для «несогласных» и «неформатных». И официально признанные, и альтернативные звезды были весьма уважаемы и востребованы, и уже никак нельзя было себе представить, что спустя каких-то двадцать лет они все куда-то исчезнут.

Меня глубочайшим образом поражает тот факт, что российская музыка, которая была локомотивом развития музыкальной индустрии 80-х и 90-х, когда проводились концерты и фестивали, в том числе и в Тбилиси, вдруг непонятным образом вымерла полностью. Когда-то у нас был «Аквариум», и «Машина времени» выдавала замечательные песни, когда-то, в конце концов, жил и пел Цой. Подростки толпами учились играть на гитарах, а в 90-е, когда появилось чуть больше возможностей, песни рокеров звучали повсеместно: в клубах и ДК, на «квартирниках» и прямо на улицах.

Громкая музыкальная жизнь бурлила именно в то время, когда никому конкретно это было не нужно, когда никто и никого никуда, кроме как потусоваться, не приглашал, когда выездной концерт был настоящим событием и даже в Москве не могли дождаться приезда питерских или екатеринбургских музыкантов.

Музыкой занимались не «потому что», а «вопреки»…

И вдруг, когда наступило время реализации любых возможностей, российская музыка просто умерла. Кто сегодня известен и нужен публике в такой же степени, как когда-то Гребенщиков или Магомаев? Стас Михайлов? Ваенга? Именно они сегодня являются одними из последних, кто может собрать стадион, но сказать, что они изменили отечественную эстраду, привнеся в нее свой уникальный стиль, было бы неправдой. Где сегодня потрясающие двадцатилетние талантливые музыканты? Леди Гаге – 26 лет, Рианне – 24... Хотя лучше вообще не упоминать и не сравнивать наш шоу-бизнес и институт западно-американских звезд… Наш шоу-бизнес застрял на уровне скопированных на Западе же «фабрик» и больше ничего копировать, в том числе методы работы с талантами, не хочет. Хочет просто делать деньги – и все. Кричите все, что шоу-бизнес жив, называйте фамилии Дробыша, Крутого, Матвиенко и Меладзе! Я убеждена, что в нормальном виде в нашей стране шоу-бизнеса просто нет! При этом в нашей стране есть группы с абсолютно европейским звучанием, как, например, Motorama. Но у нас они популярны среди довольно небольшой аудитории, читающей журнал «Афиша».

Почему нам упорно предлагают хавать псевдоталанты? Вася Обломов, собравшийся в Магадан, – это единственное, что появилось за последнее время. Баста и Noize MC – тоже  неплохо. Но это не Кинчевы своего времени и не Кобзоны. Я спросила у своей пятнадцатилетней знакомой, что она думает обо всем этом. Она сказала: «Цой – легенда, а то, что есть сейчас, – фигня». Сменившие рокеров-идеологов рэперы, кстати, перепевают того же Цоя.

Сегодня звучат и песни военных лет, и эстрада 80-х, и русский рок, и даже старые бардовские песни. Делают римейки, вспоминают и придумывают истории, связанные с легендарными композициями. Создают «Достояние республики», «Две звезды» и тому подобные проекты, основанные на старых добрых мелодиях.

Я была невероятно удивлена, когда мне попались диски «Истории государства Российского» Карамзина, которую читает – кто бы вы думали? Юрий Шевчук. Да, наверное, это интереснее и нужнее... И хотя тот же Шевчук по-прежнему занимается музыкой, но это уже реально совершенно другой певец, нежели во времена «Черного пса Петербурга».

Апогей происходящего на российском музыкальном рынке произойдет в эфире предстоящего «Евровидения» уже в ближайшие часы. Можно сколько угодно кричать о том, что «Евровидение» – не самый авторитетный музыкальный конкурс, что это просто шоу, причем абсолютно конъюнктурное, в котором одни, объединяясь с другими, голосуют против третьих, зачастую не обращая внимания ни на возраст, ни на музыкальные достоинства выступающих.

Фриканет в этом году не только Россия. Великобританию в Баку будет представлять 76-летний  Энгельберт Хампердинк. Возможно, он и является легендой в своей стране. Дай Бог и ему, и нашим бабуськам успеха и положительных впечатлений. Тем не менее, участие в «Евровидении» пожилых людей каждый раз выглядит как издевательство над ними. Понятно, что за возраст голосов не дадут! Это состязание в первую очередь молодых, не очень известных артистов. И в этом смысле формат конкурса из всех наших участников на 100 процентов угадал только Дима Билан. До его победного выступления в 2008 году «Евровидение» штурмовали Алсу (2000), «Мумий Тролль» (2001), «Премьер-министр» (2002), «Тату» (2003), Юлия Савичева (2004), Наталья Подольская (2005), «Серебро» (2007). Представлявшим после него Россию Анастасии Приходько (2009), Петру Наличу (2010) и Алексею Воробьеву (2011) не удалось войти даже в десятку. Дима оказался последним нашим артистом, который мог понравиться кому-то на Западе, которого реально слушали в Испании, Франции и Германии. У него был колоссальный потенциал стать звездой номер один.

Неужели в стране, где так много денег, где одни из самых высоких в мире гонораров за корпоративы и где есть средства в шоу-бизнесе, невозможно создать нормальных артистов? Потратить время на то, чтобы их найти, научить, раскрутить и затем послать на «Евровидение». Но только по-честному. И послать не потому, что они чьи-то дети или внуки, не потому, что с кем нужно дружат, встречаются или спят, а потому, что у них есть хороший голос и хорошая хореография. Все эти бесконечные «фабрики», по слухам и сплетням, целиком и полностью состояли из тех, кто с кем-то договорился или имел опеку. Но, может, это и хорошо. Потому что сегодня, если даже находят голосистых ребят, их превращают либо в «поющие трусы», либо в «говорящие кепки». А ведь многие становятся известными именно благодаря конкурсам. Пример – Селин Дион, которая победила на «Евровидении» в 1988 году.

Российский шоу-бизнес умирает на глазах. И как последняя стадия умирания – «Бурановские бабушки». Может, нужен какой-то другой социальный посыл или гражданская активность общества, которое должно само захотеть слушать хорошую музыку? Может, настало время представителям российского шоу-бизнеса проявить гражданскую активность и раз и навсегда добиться того, чтобы на «Евровидение» посылали молодых? Может, нужен еще один митинг –  «За хорошую музыку»? Посылать  бабушек на конкурс, а потом похихикивать в кулачок: дескать, никого не обидели, и всем весело – не то же самое, что глумиться над ними? Бабушки замечательные, только конкурс этот смотрят более 100 млн человек. И, думаю, если вспомнить, что иностранцы по-прежнему представляют нас большой холодной страной с неулыбающимися людьми, бабушки – не лучшая визитная карточка для России. Главное, чтобы с медведями на сцену не вышли.


  • 1
А Муслима Магомаева разве не уважали при жизни? Он во все времена же вроде был известен и популярен.

  • 1