Previous Entry Поделиться Next Entry
Ненужные знания


До начала учебного года осталось буквально пару дней — для детей это мучительная пора, лето заканчивается и возобновляется школьная рутина. Ради эксперимента я задала школьникам простой вопрос на своей странице «В Контакте» — хотят ли они 1 сентября идти в школу? Меньше 30% ответили «да» — большинство либо «не хочет» (37%), либо вообще «не желает» учиться (34%). Казалось бы, а как еще они могут ответить, мы же помним свое детство, это нормально. Но это нормально для советской школы. К сожалению, во многом наше среднее образование остается слишком советским. Мы сами воспитаны этой системой и поэтому уже как-то не задумываемся о том, что вообще-то отвращение к школе — это не совсем нормально. Посмотрите с каким удовольствием дети ходят в кружки, секции, музыкальные школы — разве можно сказать, что они не любят учиться? Нет, учиться им нравится, им не нравится унылая и бессмысленная зубрежка, им не нравится «совковый», формальный подход к получению знаний, которые зачастую никак не связаны с их реальными жизненными и профессиональными потребностями.

Это относится и к тому — КАК учат в наших школах, и к тому — ЧЕМУ учат.

Если говорить о том, как учат — то это все мы помним, вот тебе учебник, вот тебе домашнее задание, сиди-зубри, на контрольной проверим. Даже самый интересный предмет в формате такой «долбежки» быстро начнет вызывать отвращение. Ладно бы еще в старших классах, но все то же самое касается младшей и средней школы. Между тем урок для школьника ничего не стоит превратить в праздник, в настоящее приключение. Почти по каждому предмету можно придумать какие-то практические занятия, что-то, что запомнится, и вызовет интерес. Как можно меньше занятий должно проходить в душном классе с ручкой и конспектом и как можно больше — в лаборатории с микроскопом и пробирками, в палеонтологическом музее, в картинной галерее. Сами по себе знания теперь у каждого есть на расстоянии двух кликов в мобильном телефоне, гораздо сложнее сделать так, чтобы школьник за время учебы не утратил своего любопытства и научился все эти знания осмыслять.

Российские школьники раз за разом показывают очень слабые результаты на международных тестах PISA (Programme for International Student Assessment), причем даже в таких дисциплинах, которые у нас считаются сильными, — математика, физика. Почему так? Да потому что наших школьников натаскивают на однотипные задачи, вроде бассейна, где в одну трубу вливается, а из другой выливается. А в тестах PISA нет шаблонов, там самому надо догадаться, какие расчеты надо провести, и тут выясняется, что наши школьники не привыкли сами подбирать способ решения задачи, у нас такое практикуется только на олимпиадах. А ведь в реальной жизни умение найти нужный алгоритм решения важнее, чем высчитывать длинные алгебраические уравнения (которых, кстати, в тестах PISA нет). Уравнение в реальной жизни решает калькулятор, а вот научить соображать, никакой компьютер не сможет.

Не меньше вопросов и к содержанию образования. Школьники, особенно в старших классах, явно перегружены, причем зачастую теми знаниями, которые им никогда не пригодятся в жизни. Если теорию эволюции видов или, скажем, отечественную историю так или иначе надо знать всем, то высчитывать сложные логарифмические функции или прописывать сложные химические формулы — удел тех, у кого есть к этому способности. Это не значит, что у детей в школе не должно быть углубленных знаний — просто дайте школьникам возможность самим выбрать, в какой области у них есть особый интерес. Школьники в западных странах к старшим классам уже сами пробуют поставить какой-нибудь эксперимент или, скажем, если это гуманитарные науки, выбрать себе тему для собственного исследования. И хотя нагрузка в западных (особенно американских) школах ниже, чем в российских, к моменту поступления в вуз школьники из западных стран оказываются более готовыми к самостоятельной работе.

Кстати, все это касается и школьных учителей — чрезмерная нагрузка тоже мешает им перейти от советской конвейерной системы к игровой и ориентированной на практику модели. Наконец, чтобы в каждом ученике разглядеть личность со своими интересами, нужны учителя нового поколения, молодые и незашоренные... На этом месте мне становится очень грустно. Потому что это слова — «молодые и незашоренные, самые лучшие учителя, а не те, кто пошел в профессию по остаточному принципу»... Все это мы говорили уже много раз, хочется не говорить, а уже наконец увидеть этих самых учителей. Но как принято говорить в России, надежда умирает последней.

Моя колонка для «Известий»


  • 1
Олимпиадники учатся по тем же правилам. Просто им интересно копать все глубже и глубже, а основной массе не интересно, даже если есть способности.

Я был олимпиадником. На меня и моих товарищей по "олимпиадной команде" не распространялись многие ограничения. И учителя, фактически, учили нас отдельно. По "непрофильным" предметам учителя нас не напрягали. Когда начиналась пора олимпиад, для нас наступали дополнительные каникулы. От нас ждали побед по нашим профилям, но при этом отправляли нас на все возможные олимпиады, причем каждый раз давали освобождение от школы на это время. С учетом олимпиад по всем предметам, получалось примерно две недели в период городских олимпиад, плюс неделя на областные олимпиады.
По итогам всего этого я уехал в СУНЦ НГУ, т.е. спецлицей для олимпиадников. Там вообще была отдельная история. Наша программа резко отличалась от обычной школьной, равно как и стиль преподавания. Молчу уже про уровень.

Ну, у нас олимпиадников никто ни от чего не освобождал, хотя однокласснику сестры, международнику, делали поблажки на то, что английский ему не особо давался. Но, опять же, этот международник учился вместе со всеми в том же самом классе у тех же учителей. А уже после основных уроков и по выходным он занимался дополнительно по своему предмету, читал Квант, решал задачки повышенного уровня и так далее.

А дело было не в Москве, случайно? :)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account