Тина Канделаки (tikandelaki) wrote,
Тина Канделаки
tikandelaki

Categories:

Мое время



Каждое утро, просыпаясь на 10 минут раньше будильника, я думаю о том, чтобы проспать эти 10 минут с ощущением полноценного часового утреннего сна. Но 10 минут проходят за 10 минут, и я встаю, в очередной раз убеждая себя в том, что я люблю вставать по утрам. На самом деле я просто привыкла за долгие годы это делать автоматически быстро, не вдаваясь в подробности своих желаний. Я наливаю себе зеленый чай и смотрю на залитую солнцем Москву. Для меня всегда было важно обрести дом, из которого не захочется уходить. Приятно, что все в квартире напоминает мне о первых серьезных единоличных решениях. Цвет стен, размер люстр, деревянные подоконники... Развод делает нас сильнее или слабее. Я предпочла первое.

Рядом с моей кроватью всегда два телефона. Я засыпаю, поверяя почту, и просыпаюсь, делая то же самое. Конечно, через час-полтора я в машине спокойно могу посмотреть аналитику по всему, что меня интересует, но все равно спешу сделать раньше, чем это сделает для меня кто-то другой. Просмотрев Яндекс.Новости, почту и блоги, я спокойно перехожу к ежедневной жизни.

Хотя при современном развитии интернета и, как следствие, ежесекундном обновлении новостей, при моей профессии сохранять спокойствие достаточно сложно. Ты и сам можешь стать новостью в любую минуту, если живешь в публичном пространстве. Я это знаю, но все равно меня иногда подмывает сыграть в эти социальные игры с аудиторией. Сидишь безвылазно в кабинете, не выходя из рабочих переписок, выкладываешь фотографию кольца – и на тебе, пожалуйста, через 30 минут маленькие сайтики уже подают эту новость с кричащими заголовками. Ровно сутки нужны для того, чтобы к ним подключился Садальский или кто-то еще из моей прошлой жизни, которую я прожила и пошла дальше.

Иногда я читаю о том, что я вычеркиваю кого-то из жизни в силу ненадобности. Для образа сильной женщины это блестящая характеристика, только это не я. Я долгое время не умела расставаться с людьми вообще. Как корабль, собирала всех, кто хотел плыть дальше, подчас не замечая, что перегруз налицо и в этом составе мы вряд ли доплывем до пункта назначения. Я любила Андрея, но мы выросли в людей с разными приоритетами и интересами в жизни. Классические оковы нас не сдерживали. Андрей всегда знал, что я смогу вырастить детей одна. Хотя это неправильно. Не отпускайте своих мужей ни в какие далекие путешествия. Если они вам мужья и если они вас любят. Я не знаю, что там за тридевять земель лучшего нашел Андрей, уехав на Ямайку, Кубу и остров Пасхи. Но я точно знаю, что детям нужен отец, а Skype, увы, никому не заменит поцелуя перед сном, родительского шепота и даже легкого подзатыльника, по которому тоже начинаешь скучать, если его два года уж как нет.

Стас любит убеждать всех, что он на стороне сирых и убогих. Но для этого надо самому быть сильным. А Стас слаб, как малыш, который боится вырасти и узнать о мире правду. Поэтому он и живет своей правдой все эти годы. Помочь ему вырасти невозможно, поэтому пришлось оставить его, как ребенка в детдоме, сказав, что на время, а получилось, что навсегда. Я предпочла вырасти и выбрать. В первую очередь спокойствие моих детей. Как любая мать, я стараюсь оберегать своих детей от всего, что может причинить им боль. У меня нет времени на склоки и онлайн-драмы. Сегодня общество похоже на ребенка, которому разрешили пожить взрослой жизнью. Ребенок до определенного возраста не думает о последствиях. И он верит во все, что сам говорит. Даже когда говорит неправду. Или думает, что говорит правду.

Мы все сегодня оказались друг против друга в интернете. Садальский против меня, Собчак за Садальского и против меня, а я против того, чтобы склоки и выяснения отношений становились смыслом жизни. По большому счету, даже если Сурков и Навальный сядут вместе поговорить, то уверена, на две трети сойдутся во мнениио том, что принято называть хорошим и плохим. Правда, к этому «хорошо и плохо» мы все идем своими путями.

Я не считаю, что путь Ксении неправильный или ее методы непорядочны. У нее своя правда и свой путь. Очень хорошо помню момент, когда в «Нереальной политике» сказала ей, что она станет иконой оппозиции. Ксения тогда широко открыла глаза и сказала, что этого никогда не будет, она простой журналист, которого переполняет чувство несправедливости. Она страстная. Когда говорит, она искренне верит в свои слова.. И ты тоже ей веришь, потому что от каждого слова веет страстью. Неважно, что она потом сделает по-другому и забудет о том, что говорила. Важно другое. Чем больше она о тебе говорит, тем меньше хочется с ней спорить. Как с ребенком, который решил, что ему несправедливо поставили двойку, учительница-сволочь и виноваты все вокруг. Он вам все равно не признается, что в произошедшем есть и его вина.

Продолжение читайте в сентябрьском номере журнала «Караван историй. Коллекция».

Tags: интервью
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 314 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →