?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Отметить Next Entry
Учат в школе, учат в школе…
Рассказала газете «Известия» о том, какие проблемы, на мой взгляд, вскрывает реформа образования.

Не успела увидеть свет примерная программа по русскому языку и литературе, рекомендованная для 10–11-х классов Российской академией образования (РАО), как разразился очередной скандал. Из базового списка исчезли многие признанные классики русской литературы (вроде Н.С. Лескова, А.К. Толстого, В.П. Астафьева, А.В. Вампилова). А вакантные места заняли современные властители дум: В.О. Пелевин, Л.Е. Улицкая, В.С. Маканин. В список для углубленного изучения также по непонятной причине вошли малоизвестный поэт А.И. Эппель и, напротив, широко известный писатель крайне узкого литературного направления, фантаст С.В. Лукьяненко. При этом книг братьев Стругацких нет ни в базовом, ни в «продвинутом» перечне. Из каких соображений школьникам предлагают читать «Ночной дозор», а не «Трудно быть богом» или «Жук в муравейнике» остается загадкой.

Непонятно, какой у этого документа статус. В пояснительной записке сказано, что он является «ориентиром для составления рабочих программ по учебному предмету и определяет инвариантную (обязательную) часть содержания образования, за пределами которой остается возможность авторского выбора вариативной составляющей». Из этого можно сделать вывод, что представленные списки литературы обязательны для любой школы. Однако редактор брошюры Михаил Рыжаков в интервью «Российской газете» спешно заявляет: «В новых стандартах никакого списка литературы пока нет, стандарт состоит из общих понятий. Но к нему также уже пишутся или будут написаны примерные программы, новые учебники. И, разумеется, появится новый список обязательной литературы».

Чисто теоретически все изъятые классики по усмотрению учителя могут быть добавлены в программу обучения старшеклассников. Но ведь кроме прочего новый стандарт предполагает сокращение часов на изучение литературы с прежних 210 до 140 на базовом уровне (на два года обучения в 10–11-х классах). Стало быть, на каждый год отводится отныне всего 70 часов. Проще говоря, найти место исключенным писателям будет непросто.

Отдельно стоит отметить общую небрежность составителей. У многих писателей из рекомендуемого списка не указаны отчества, а с отдельными и вовсе сыграли злую шутку. Например, авторы всерьез полагают, что Василь Владимирович Быков написал роман «Эвакуатор», который на самом деле вышел из-под пера его однофамильца — известного оппозиционера Дмитрия Львовича Быкова. Даже как-то неловко, что методическое руководство, содержащее вопиющие фактические ошибки, маркировано фирменным знаком «Рекомендовано РАО».

Складывается впечатление, что Министерство образования само не понимает, что творит. Например, как будет реализовано на практике объединение русского языка и литературы? Эти дисциплины уже фигурируют как один предмет в пояснительных таблицах в конце книжечки. Проведенный летом 2012 года Всероссийский съезд учителей русского языка и литературы принял резолюцию, где ясно выражено несогласие и со снижением количества часов, отведенных на предмет «литература», и с идеей слияния курсов.

Более того, съезд выразил недовольство учительского сообщества ходом реформы в целом. Принятая по его итогам резолюция постановила: обратиться к руководству Министерства образования с требованием отменить принятый стандарт для старшей школы и вернуть его на доработку, разработать процедуры общественной экспертизы ФГОСа и других образовательных проектов, возвратить литературе статус обязательного предмета при сдаче экзаменов. Увы, как стало понятно из новой программы, мнение учителей услышано не было.

Утвердить стандарт старшей школы и принять «Закон об образовании» министерству удалось только в прошлом году. И оба достижения можно назвать историческими во всех смыслах: внесение правок в документы растянулось на несколько лет, что впервые за долгое время спровоцировало реальный диалог между властью и обществом, еще до всяких митингов. Диалог довольно болезненный. Пока нельзя сказать, что контакт был полностью налажен. Да, широкое общественное обсуждение проекта инициировало довольно много поправок (например, удалось отстоять уникальность музыкальных школ и музыкального образования вообще), но фундаментальное непонимание осталось. Главное, что вскрыла реформа образования, — коммуникационные проблемы российского общества. Мы просто не умеем договариваться друг с другом — учителя и чиновники, учителя и ученики, дети и родители. Поэтому тот факт, что самые острые дискуссии ведутся вокруг программы изучения русского языка и литературы, очень показателен.

Изданная программа, к сожалению, вместо того чтобы прояснить позицию министерства, оставляет ее все такой же туманной. Так как многие базовые процедуры преподавания не прописаны (и, очевидно, не до конца понимаются чиновниками), то и донести свою точку зрения до учительского сообщества у Минобразования каждый раз не получается.

Чиновники не способны адекватно выразить свое мнение. И составленная со смешными ошибками программа тому свидетельство. Впрочем, за язык уже давно не страшно, как и за качество обучения наших детей. Они искренне не понимают, за что Тарас Бульба убил Андрия, почему Левша вернулся из Англии, зачем читать «Войну и мир» целиком. Может, им все это больше не нужно? Лукьяненко читать легко и приятно. Его герои не терзаются в нравственных сомнениях, не переживают катарсис, не то что у Стругацких. Быть может, катарсис в современном мире попросту устарел? Зачем страдать, рефлексировать и меняться? Гораздо легче приспособиться: сдал ЕГЭ — и порядок.



  • 1

Все продвинутые - в школу!

Вы можете все вместе сочинять списки книг, фильмов, рекомендации и дррр, но потом в класс приду я - учитель и мы...
Всё зависит от того, кто перед детьми в школе и дома.Если есть интерес к чтению дома, очень вероятно, что будет и у ребёнка, а если чтение интересует учителей и это живёт в школе, как определённая атмосфера, то вероятность растёт. Кто-то начал читать через "Бойцовский клуб", кто-то через книги Пелевина. Кстати, кусок из Поколения Пи о субъектах и объектах я постоянно использую на обществознании в теме "Сознание"
Главный вопрос, как создать в школе атмосферу, которая будет привлекательна продвинутым людям?
Есть много людей, кто хотел бы работать с детьми, но не хочет иметь дело с государством и, отчасти, с родителями, воспринимающими школу как услугу.
Мы напряглись и выгородили кусок относительно здорового пространства - получилась маленькая муниципальная вальдорфская школа.
Среди наших учителей есть актриса, скульптор, программист, журналист, интернет- галерист, мастер чайных церемоний, социолог, высококлассный программист. Они интересны детям. Но читают всё равно мало. Мы стали искать способ, как соединить детей с искусством. Создали из всех учащихся 9-10-11 классов свободные социально-художественные группы по желанию под людей, которые могут быть инициаторами. Оказалось, что подростки идут за молодыми учителями или за очень талантливыми: граффити, перворманс, театр слова, съёмки фильма, средневековая музыка, открытие голоса (вокал). В субботу был показ. Публика выпала в осадок - дети сами поставили спектакль по Хармсу, по Маяковскому, играли средневековую музыку. В словах это всё выглядит банальным педагогическим восторгом, поэтому нет смысла писать.
Почему пишу? Потому что хочу донести мысль - школе нужны молодые или очень талантливые люди!!! Школа очень интересное место, где есть тонны возможностей личностного роста с общественно-полезным результатом. Личное развитие с пользой для общества (Этот слоган родился сегодня в школе с утра).
Писатели, художники, журналисты, политики, бизнесмены - это школьный потенциал.
Тина, почаще бывайте в школе! Спасение школы - в инициативе продвинутых, талантливых родителей. Школы выживет только как совместный проект родителей, учителей с поддержкой государства.
Школа не изменится в целом Законом об образовании, только инициативой родителей - интересы государства и личности расходились всегда, государство всё усредняет, сочинителям и принимателям законов важно быть приятными для большинства - выборы. Поэтому вижу только один выход - умные родители. Умные родители - умная школа. В такой школе со списком литературы и фильмов сами разберёмся.
Каждый продвинутый родитель может принести в школу свой талант, жизнь от первого лица - экономика, театр, политика и дррр.Тогда школа станет живым вдохновляющим детей местом.
Фрагменты этого в нашей практики есть, поэтому и пишу - это возможно, хотя очень трудно.
Тина, вы нужны школе с Вашим сумасшедшим энтузиазмом! Идите к подросткам и расскажите, что им важно прочитать. Вам они поверят больше, чем министерству образования!

  • 1