?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
«Железные леди»
Рассказала газете «Известия» о своем новом телешоу «Железные леди», Навальном, свободной журналистике и политических пристрастиях.

17 февраля на канале НТВ стартует новое политическое шоу «Железные леди», в прямом эфире которого с представителями политического истеблишмента и их оппонентами встретятся ведущие Тина Канделаки и Маргарита Симоньян. О том, какой видит новую программу Тина Канделки, телеведущая рассказал обозревателю «Известий».

— Почему вы приняли приглашение канала с такой неоднозначной репутацией?

— Я бы не была столь категорична в оценках. Не надо думать, что вся телевизионная аудитория считает так же, как некоторые радикально настроенные пользователи Facebook. Рейтинги говорят, что НТВ — однозначно успешный канал. А значит, сотрудничество с ним дает возможность сделать программу на крупнейшей в стране площадке. При этом появление на НТВ не является для меня дебютом, на нем выходила программа «Нереальная политика», где я работала вместе с Андреем Колесниковым.

— Как возникла идея поставить вас в пару с Маргаритой Симоньян?

— Это идея Кулистикова. Я с ним встречалась по ряду проектов. В период этих разговоров возникла идея создать «Железных леди». Насколько я знаю, Маргарита и Владимир Михайлович знакомы со времен ее работы в кремлевском пуле. У них тоже шли разговоры о совместной работе, и тут Владимир Михайлович, вспомнив про наше совместное с Маргаритой выступление в программе «НТВшники», сказал, что, по его мнению, если делать, то делать нужно что-то совместное в жанре интервью.

Если исходить из того, что программу поставили в воскресный прайм-тайм, то это одно из самых амбициозных предложений для ведущих на сегодняшний день. А я привыкла на такие вызовы отвечать.

— Это правда, что вашим принципиальным условием был прямой эфир и полная свобода в выборе героев?

— Да, когда Владимир Михайлович пригласил нас с Маргаритой поговорить, мы обе сказали, что записанная программа — это неинтересно. У меня был опыт «Нереальной политики», которая выходила через неделю, таким образом получалось, что герой неактуален, а разговор скучен.

Сегодня для того, чтобы увлечь телезрителя, недостаточно просто эксклюзивной новости, нужно обладать таким количеством дополнительных фактов, которое сможет дать зрителю нечто новое, несмотря на то что за неделю он уже сто раз успел прочитать об этом в блогах и соцсетях. Поэтому конкуренция в настоящей политической журналистике стала в миллион раз жестче.

Так что если я возвращаюсь на это поле, мне надо быть уверенной, что наша с Маргаритой программа будет одним из самых сильных игроков. Иначе зачем мне это делать? Мне не нужна программа просто ради своего появления в эфире, у меня сложившаяся карьера, бизнес, мне есть чем заниматься и у меня нет особой нужды делать то, что я не хочу.

Наступил тот этап в карьере, когда берешься за что-то только в том случае, если получаешь максимальную свободу.

— Значит, если вы захотите пригласить Навального, то вам никто не запретит?

— Около года назад я предложила ему сделать интервью для моего канала на YouTube и разместить его в моих акканутах. Я сказала: «Какая разница, у меня 2 млн подписчиков, они вас увидят».

Но он, как человек амбициозный, ответил, что 2 млн просмотров — не его уровень. Он мне сказал: «Вот когда будете на федеральном канале — звоните». Вот я и на федеральном канале, планирую позвонить.

Не понимаю, почему его не показывают по федеральным каналам. Этим Навального настолько сакрализировали, что все всерьез думают, что это солидный политик со сложным, долго и обстоятельно продуманным планом действий на несколько лет вперед.

На мой взгляд, при ближайшем рассмотрении это довольно простой и понятный человек, с большими амбициями и еще не совсем профессиональным уровнем компетенции. В любом случае разговаривать с ним можно и нужно. Так что воспользуюсь вашей газетой и скажу: «Алексей, приглашаю вас в программу «Железные леди», вам с нами понравится».

— Почему вам оказали такое доверие?

— Вы считаете, нам нельзя доверять?

— Не в этом дело. Вы же видите, что вокруг происходит — люди говорят слово, и у них закрывают программу.

— Слушайте, это зависит от того, какие люди, какое слово и в какой программе. Я в свое время Владимиру Познеру сказала: вы возмущаетесь, что вам на главном федеральном канале страны, по вашим словам, не дают пригласить в эфир Навального. Это кусок как раз был вырезан.

Так в чем проблема — идите работать на телеканал «Дождь», там вы сможете встречаться с Навальным каждый день, но вы же предпочитаете работать на федеральном канале, где соответствующий охват аудитории, условия и, в конце концов, зарплата.

Обратите внимание, как в Америке ведущие относятся к собственникам канала. В своей книге Ларри Кинг написал замечательную фразу: «Моя точка зрения — это точка зрения Теда Тернера». Не надо забывать, что у всех каналов есть собственники, а у собственников есть своя точка зрения. Талантливые востребованные журналисты без куска хлеба на останутся. У них всегда будет куда пойти и где работать, какую бы точку зрения они не разделяли.

— Вы будете пользоваться материалами, «слитыми» сверху, если они к вам поступят?

— Профессиональный журналист должен уметь получать информацию от разных источников. У него должна быть информация не только от того, кто слил, но и от тех, про кого она слита. Неинтересно получить от кого-то информацию, не проверять и идти с этим в эфир — это не журналистика.

Так ты выполняешь определенный заказ, обслуживаешь определенные интересы. Мы с Маргаритой ничьи интересы не обслуживаем. Мы можем брать информацию как в одном, так и в другом источнике, без того что мы должны быть этому источнику лояльны. Это всего лишь источник.

— Если в какой-то момент ваши позиции совпадут со взглядами оппозиции, вы будете яростно и страстно отстаивать их против взглядов Кремля?

— Для того чтобы мое мнение об оппозиции изменилось, должна измениться сама оппозиция, ее поступки, а главное — цель ее поступков. Сегодня в нее входят люди, которые были во власти. Они там работали, были частью системы, и система их выдавила.

Я считаю, что власть совершает огромное количество ошибок и в принятии решений, и в освещении этих решений, но вдвое больше таких ошибок совершает оппозиция. Власть смотрится гораздо увереннее, потому что делает дела.

По политическим взглядам мы можем спорить бесконечно. Всё упирается в простые земные вещи: регулярную зарплату, выплату кредита и возможность дать образование своим детям.

Я знаю, что такое не получать вовремя зарплату или получать ее не вовремя. Когда на канал ТВ-6 пришли энтэвэшники, нас всех уволили, а я ждала ребенка. Я хорошо помню свой вопрос Борису Березовскому: «Нам хоть что-то заплатят?»

С точки зрения воинствующего крыла Facebook, была идеальная информационная ситуация. На всех каналах, в зависимости от того, с каким олигархом ты работал, можно было говорить всё, что ему нужно. Только мне нужно было рожать и мне нужны были деньги, а меня уволили, потому что я не входила в пул журналистов, обслуживающих финансовые интересы Березовского.

— Сколько, как вы полагаете, на федеральном канале может продержаться бескомпромиссная политическая программа, выходящая в прямом эфире?

— Как пойдет, посмотрим, сложно давать какие-то прогнозы. Телевидение — вещь непредсказуемая с точки зрения рейтингов. Мы будем стараться, чтобы накал страстей от программы к программе увеличивался. И, в зависимости от того, что происходит в стране, в этой программе происходили признания, возможно — разоблачения и, надеюсь, даже раскаяния.


  • 1
Вообще любой профессионал не останется без работы, если он реально является профессионалом.

В этом я с вами соглашусь, но так же важны не только профессиональные навыки, но и умение общаться с людьми, у некоторых есть и с этим проблемы.

  • 1