?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
У меня нет "крыши" в Кремле
СнимокМое интервью для газеты «Собеседник».

17 февраля в 21.30 на НТВ состоится громкая премьера. Ведущие новой программы «Железные леди» Тина Канделаки и главный редактор канала Russia Today Маргарита Симоньян будут терзать героя недели неудобными вопросами. О будущей программе, возможных гостях, железном характере и настоящих леди мы побеседовали накануне старта с Тиной Канделаки.

Пригласить Навального? Нет проблем!

– Я бы на месте героев боялась. Вы страшны в гневе?

– Правильнее говорить не о гневе, а о хорошей подготовке. Мне кажется, сейчас мы уже можем переходить на тот уровень, когда факты окажутся гораздо более интересным зрелищем, чем пощечины, драки и плескание в лицо водой.

«Железные леди» будут ближе скорее к американской журналистике. Одна из ее главных черт – ярко обозначенная позиция ведущих.

Станут ли гости бояться приходить к нам? Наоборот. Думаю, российскому истеблишменту давно хотелось получить возможность в течение 50 минут высказывать свою точку зрения на одной из самых статусных площадок страны.

Говорят, вы ставили условия НТВ, прежде чем согласиться. Какие?

– Прямой эфир и свобода в выборе гостей. Когда мы спросили руководство НТВ, можно ли пригласить Алексея Навального, нам однозначно ответили: «Нет проблем!»

– Вы знали Симоньян? Ее аналитическую программу «Что происходит?» на РЕН ТВ смотрели?

– Конечно, я была знакома с Маргаритой. Не просто видела ее программу, еще читала ее книгу и даже ела ее раков (смеется). Мы не первый год дружим.

– Тина, определение «железная леди» соответствует вам?

– Есть понятие железной хватки, о которой люди в отношении нас с Марго говорят.

– Ваши позиции похожи?

– Есть какие-то темы, по которым мы очень близки. Когда речь, например, заходит о национальном вопросе. Мы обе, с одной стороны, гражданки России, с другой – не этнические русские. Я грузинка, Маргарита – армянка… В американском вопросе, наверное, отчасти разойдемся. У меня более мягкая позиция. Но я не жила в Америке, а Маргарита жила.

Мы одинаково не согласны с определенными действиями власти. Например, когда в прошлом году были протестные митинги, мы были солидарны в том, чтобы не скрывать их. Если бы тогда оппозиционерам дали возможность показать себя, предоставили в достаточном объеме эфир Удальцову, Навальному, думаю, у многих бы сразу спали розовые очки.

– Вы называете тех, кто по ту сторону…

– Власть тоже неоднородна. Везде есть воры и порядочные люди, идиоты и умные. Собственно, наша программа и будет показывать, кто популист, а кто настоящий и искренний борец за идею. Некоторые люди являются лицом власти, но при этом у меня нет сомнений: с такими защитниками враги не нужны. Поражаюсь, наблюдая за некоторыми министрами. Господи, что еще он должен сделать, чтобы все поняли, что он не на своем месте?! Ему не то что министерство – детский сад доверить нельзя.

Работать с Собчак мне неинтересно

– Более эффектно было бы, если бы вы вели «Железных леди» в паре с Ксенией Собчак. Вот это жесть! Она дала вам много нелестных определений вроде «троянский конь администрации» и прочие.

– Можно я не буду комментировать шутки, связанные с конями, от Ксении Собчак? Если говорить серьезно, то работать с Ксенией мне неинтересно профессионально. Я с ней работала на двух проектах: «Две звезды» и «Идеальный мужчина». Сказать вам, что и то, и другое сотрудничество еще в тот период оставило желание работать дальше, было бы неправдой.

Ксения – человек, который должен работать индивидуально, потому что она никого не слышит и не видит, кроме самой себя. Таким людям очень сложно в паре, если вы меня профессионально спрашиваете. Они способны существовать только в индивидуальном жанре, в котором могут выдавать желаемое за действительное, и их в этом никто не остановит.

– А вы готовы к серьезной дискуссии? Если не чаще, то наравне с политикой вы, по крайней мере в твиттере, обсуждаете часы, туфли и гаджеты.

– Одно не исключает другого. Если заниматься технологиями глубже и понимать принцип развития social media (а я именно развиваю свои аккаунты, поскольку это одно из направлений моей компании), то в них очень важно количество подписчиков и их реакция. Как только ты начинаешь активно использовать политический контент, уровень интереса резко падает. Аудитория реагирует на туфли, сумки, гаджеты и хорошее настроение. 287-й раз писать о «кровавом режиме Владимира Путина» уже никому не интересно.

Я к чему? Твиттер не является тем ресурсом, по которому люди могут судить об уровне моей компетенции. Для этого нужно со мной поговорить.

– Думаете, «акула политической журналистики» прилепится к вам так же быстро, как ярлык «икона стиля», который помнят до сих пор?

– А почему «помнят»? Я хочу быть иконой стиля и не собираюсь от этого отказываться. Можно быть и иконой стиля, и акулой журналистики. Женщина должна выглядеть собранной, желанной. Это, кстати, тоже вопрос моей воли и часть моего железного характера.

– Прибегнете к женским уловкам? Как во время беседы с Познером на «Первом». Вы тогда пришли в красном платье с глубоким декольте. Познер до сих пор уверен: соблазнить пытались.

– Я не буду говорить, что не домогалась Владимира Владимировича. Не хочу обидеть. Отношусь к нему с большой симпатией, да и вообще эта история меня сильно веселит. Если честно, считаю, что Познер лукавит. Думаю, и декольте он видел поглубже, и бриллианты покрупнее. Он человек дворцовый, опытный и умеет использовать провокации в свою пользу, что неоднократно доказывал.

– Значит, будете в декольте?

– Ну вот вы меня видите в жизни. Я хочу вас соблазнить?

– Это было бы странно, Тина!

– Нет, вы скажите! Соблазняю или нет?

– Я ничего такого не чувствую.

– При этом на мне кофта, у которой (встает и отворачивается, демонстрируя большой вырез) полуголая спина. Как думаете, я готовилась к встрече с вами?

– Может, вы кого-то еще сегодня ждете.

– Нет! Я просто хорошо одеваюсь. Вот и все! (Смеется.)

У меня нет крыши в Кремле

– Есть мнение, что ведущий политической программы не может чувствовать себя уверенно без влиятельного заступника во власти.

– Не секрет, что журналисты сами идут на контакт с властью. У всех свои большие игры. Кто-то использует источник, кого-то использует источник...

– Но крыша-то у вас есть?

– Крыша? (Заразительно смеется.) Нет, конечно, у меня нет никакой крыши в Кремле! Ее и не может быть сегодня.

Поймите, если даже есть такой человек, который тебя согласовал, то всегда может найтись тот, кто ненавидит его и тебя одновременно. И положит на тот же стол (мы же слышим об этом сплетни) записку, что, когда и как ты сказал.

Мне как-то пришла такая мысль. Если взять и показать запись с камеры, установленной над входом в администрацию президента, то личности посетителей для многих станут откровением… Но поверьте: крыша в Кремле не является необходимым условием достижения цели. К крыше могут стремиться только слабые люди. И они рано или поздно проигрывают. Так как получили что-то не вследствие своего профессионализма, а благодаря тому, что они, как им показалось, с кем-то договорились.



  • 1
Вообще смешно слушать, когда говорят, что вот он под крышей находиться, если ты прекрасно понимаешь, что это не так. профессионал не будет искать прикрытие, ведь что бы добиться успеха надо быть слегка самоуверенным, иначе не будешь рисковать.

  • 1