Тина Канделаки (tikandelaki) wrote,
Тина Канделаки
tikandelaki

Category:

Верните детям школу

Поделилась с газетой "Известия" мыслями о том, о том, какое образование нужно российским школьникам.

Вчера в Общественной палате я провела круглый стол на тему «Кто решает, чему учить детей?». А ведь действительно, кто? Нельзя сказать, что мы на этот вопрос сегодня ответили, такую тему за одно заседание не раскроешь, но у меня есть пара мыслей по этому поводу, которыми мне хотелось бы с вами поделиться.

Я уже как-то писала о том, что российские школьники перегружены, что число одновременно изучаемых предметов в старших классах сегодня вдвое больше, чем то, которое они могут эффективно усваивать. Да и не только в старших, сегодня наш первоклашка выглядит вот так. Это же просто какой-то садизм. Особенно если учитывать, что все эти предметы преподают в форме банальной зубрежки, которая не прививает, а отбивает интерес к материалу, иногда даже на всю жизнь. Понятно, что надо что-то с этим делать, надо как-то сокращать объем информации, сваливающейся на голову школьника, но зато подавать эту информацию так, чтобы она вызывала реальный интерес.

Вот спросите сами себя, что вы запомнили из школьных уроков, какой предмет вам нравился больше всего. Преобладающее большинство людей обычно называют какой-то предмет, поясняя: «Потому что очень хороший был учитель». Хороший педагог – это, конечно, прекрасно, но даже если мы вдвое повысим зарплаты нашим учителям (а такие обещания правительство уже делало, кстати), то мы все равно не добьемся того, чтобы все учителя стали любимыми педагогами. Так просто не бывает, хороший товар всегда редкий. Поэтому мы не можем всю систему нашего среднего образования отдавать на откуп случаю – попадется или не попадется хороший учитель. Сама образовательная система должна быть построена так, чтобы каждый предмет вызывал у школьника интерес, вне зависимости от педагога. Никто не говорит о том, что школьники должны любить все предметы одинаково сильно. Все дети разные, у всех свои пристрастия, кому-то больше нравятся, допустим, естественные науки, кому-то гуманитарные – это как раз нормально. Ненормально то, что 90% материала выходит из головы школьника сразу после контрольной. Ненормально и то, что уже с 10-го класса школьники просто перестают учиться и начинают натаскиваться на ЕГЭ.

Во многом уже одно только снятие чрезмерной загрузки или перевод некоторых обязательных предметов в факультативные, по выбору, поможет решить часть проблем. Ведь эта постоянная зубрежка и это выхолащивание образовательного процесса отчасти возникают из-за того, что у детей просто не остается времени ни на что, кроме подготовки к новым контрольным или тестам по ЕГЭ. Но этой меры явно недостаточно. Само содержание предметов и форма их преподнесения должны стать более актуальными для сознания современных школьников.

Наши чиновники из Минобра должны уже понять, что времена Советского Союза, когда все мы жили в условиях информационной изоляции, давно прошли. Более того, теперь наши дети стали свидетелями другой крайности – информационного наводнения. Каждую секунду тебя что-то отвлекает – новые сообщения в почте или соцсетях, СМС, или во «ВКонтакте» появилось какое-то смешное видео, которое хочется посмотреть прямо на уроке. Можно, конечно, отбирать мобильные телефоны, но толку никакого: на уроках ученики будут просто спать, а на переменах лезть в тот же интернет. Тут ведь и спорить не о чем, никакого другого выхода нет: надо делать так, чтобы школьнику самому не хотелось отвлекаться. Но совсем не любая информация может заинтересовать современного ребенка. Я говорю «современного», потому что мы-то, когда были детьми, росли в той среде, где для обычного ребенка, кроме игр во дворе и мультиков по телевизору, в повседневной жизни особо ничего развлекательного не было, и в такой атмосфере возбудить наше любопытство было несложно. Обычные картинки в учебнике уже привлекали внимание. Но сегодня это характерно лишь для самых бедных государств. Знаменитый индийский ученый Сугата Митра, профессор Ньюкаслского университета, провел эксперимент «Дыра в стене»: в беднейших странах мира он устанавливал в школах компьютеры, и спустя какое-то время безо всяких учителей и не понимая английского 12-летние дети по собственному желанию умудрялись извлекать оттуда достаточные знания, чтобы сдать тест по биотехнологии.

Обычное любопытство заставляет детей самих тянуться к новым знаниям.

Но в условиях современного интерактивного мира информационного голода у российских детей нет, а есть, наоборот, информационная пресыщенность. Поэтому чтобы предмет им был по-настоящему интересен, он должен быть суперинтерактивным, он должен быть хорошо визуально преподнесен, он должен интриговать школьника. Понятное дело, что если просто рассказывать школьникам про дату Куликовской битвы или какую-нибудь там формулу бензольного кольца, то дети прямо на уроках будут на своих мобильниках смотреть ролики с Джигурдой. А если вместо этого провести с ними какой-нибудь химический эксперимент или показать короткий документальный фильм про ту же Куликовскую битву и обсудить его с учениками – вот это уже будет для них интереснее. А уж если их заинтересовать, все подробности они сами в интернете найдут.

То, что школы в России преимущественно государственные, делает реформу проще: каждой школе не придется выискивать свои средства и что-то придумывать, ведь достаточно один раз централизованно разработать современные интерактивные программы для всех основных предметов, и они станут доступными для всех 13 миллионов школьников. Более того, можно сэкономить деньги родителей (которые, не секрет, чаще всего сами покупают учебники) и выдавать детям при поступлении в школу планшеты. В масштабах государства это будут не такие уж большие расходы – менее одного миллиарда долларов в год. Думается, что если вместо пыльных бумажных учебников можно будет скачивать бесплатные и постоянно обновляемые учебные приложения со множеством познавательных видео и полезных ссылок, то, конечно, вызвать детский интерес будет куда проще. Вот увидите, они там понакачают учебников больше, чем нужно по программе.

При этом неизбежно встанет вопрос, что такое то обязательное знание, которое должно непременно остаться в программе. Вы не найдете учителя, который скажет, что его предмет не важен, – иначе это просто плохой учитель. Ответ здесь, я думаю, такой: обязательное знание – это то, которое важно для него как человека, которое формирует его личность. И, может быть, даже число предметов останется тем же, потому что эти знания есть в каждом из них, просто общий объем будет не столь велик. Скажем, наверное, ничего критичного не случится, если в обязательной программе по биологии не будет про семейство крестоцветных, но там не может не быть концепции эволюции. В курсе истории, наверное, не так обязательно, чтобы ученик помнил всех князей Киевской Руси, но он со школы должен знать хотя бы в самом сжатом изложении о причинах восстания декабристов и, например, о сталинских репрессиях. Наверное, можно чуть урезать алгебру и геометрию и добавить немного обществознания, рассказать, почему надо быть терпимым к разным национальностям, религиям и ориентациям. В общем, школа должна быть актуальной, она должна не фаршировать гигабайтами информации, а делать человека полноценным гражданином своего общества. Многие говорят об этом, но в школе как ничего не менялось, так и не меняется теперь.

И последнее. «А судьи кто?» (надеюсь, школьники еще узнают эту цитату). Российские чиновники нередко поражают воображение своим удивительным мастерством превращать любую инициативу в «потемкинскую деревню» под бессмысленным и беспощадным пропагандистским прикрытием. Если отдать реформу школы полностью в их распоряжение, там через год останутся только уроки военного-патриотического воспитания и православной культуры. Никакой «ответственный работник» или «руководитель департамента», никакой чиновник и даже президент не могут и не должны определять содержание школьной программы. Если мы хотим, чтобы общество доверяло реформе, она должна проходить публично, с привлечением множества наиболее авторитетных российских и зарубежных экспертов, с максимально широким и открытым обсуждением в СМИ. Я, конечно, понимаю, что новости про американских шпионов намного интереснее, но, вообще-то, реформа образования – это то, какой Россия будет через десять лет. Неужели агенты ЦРУ в париках, с компасом и темными очками в сумке проникли уже и в нашу систему образования? Срочно, срочно найдите их, Родина в опасности!
Tags: Общественная палата, образование
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 57 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →