Category: косметика

Category was added automatically. Read all entries about "косметика".

Выставка одной Тины

9

Специально для Allure я рассказала о своем тбилисском детстве и о том, как менялись мои представления о красоте и моде.

Про грузин часто говорят, что для них понты дороже денег. Но разве одежда – это понты? Понты – это когда ты хочешь казаться тем, кем не являешься. Одежда может рассказать о своем обладателе такие сокровенные вещи, которые не решится рассказать сам владелец даже в интимном разговоре. Язык одежды – одна из самых увлекательных человеческих игр.

Мой дядя Бегги, приезжавший регулярно к нам в гости, выглядел как Бельмондо, причём не как уценённая его версия, а вполне дорогая, с остро бьющими в детский нос духами, воинственно метящими всю территорию, по которой передвигался мой стопроцентный альфа-родственник. Вечный деревенский загар, ставший цветом кожи задолго до появления в нашей жизни солярия, делал Бегги ходячей рекламой D&G. Это при том, что в деревне Бзвани, откуда родом и я, и Бегги и сегодня едва ли знают о великом итальянском дуэте. Тут меня так и подмывает написать о том, что мы, грузины, были самыми модными в СССР, что у нас был стиль, который замечали не только мы, но и весь остальной Советский Союз.

Грузины любят белое. Причём, что самое интересное, этот цвет одинаково близок и городским жителям, и представителям глубоких, почти не тронутых цивилизацией деревень. Я смутно помню мужчину с белыми крупными зубами и большой щербинкой между зубов, который вихрем ворвался в нашу гостиную вместе с папой, зашёл зачем-то в мамину спальню и вышел оттуда в белой рубашке, в которой папа, по легенде, женился на моей маме. Мне было года два-три, но этого дядю в папиной рубашке на фоне нашего буфета, выпивающего за здоровье нашей семьи и, вихрем вылетающего из нашего дома вместе с папой, я запомнила.

Потом, через много лет, мама мне скажет, что это Вахтанг Кикабидзе, который по дороге на концерт вдруг понял, что на нем не та рубашка, не концертная. Папа эту проблему решил мгновенно, предложив свою. Конечно, это была достойная, подходящая для торжественного случая рубашка, французская, именно та, в которой папа женился на моей маме и которую Вахтанг Кикабидзе надел на свой случайный концерт и, как я поняла по рассказам мамы, так и не вернул. А вот рубашку, вы знаете, я как раз хорошо запомнила. Она была белая и гипюровая и достаточно странная для кавказского мужчины, но всё-таки это факт, что она была именно такой. Ну, может, не французская, но точно гипюровая. Крупный рисунок, буйные смоляные кудри, белые зубы, миндалевидные глаза. Жара, духота. Если бы фотограф запечатлел этот момент, то мы бы все смотрелись ничуть не хуже новой компании D&G la familia с Вахтангом Кикабидзе в главной роли вместо Моники Белуччи.
Collapse )

Пресс-конференция Oriflame

На днях прошла пресс-конференция Oriflame, где меня представили в качестве нового партнера компании по продвижению ряда продуктов. Было очень много журналистов, точнее журналисток, и все они задавали мне вопросы о том, почему Oriflame, пользуюсь ли я сама этой косметикой и что я делаю с лицом))

Про Oriflame уже отвечала, но с удовольствием повторюсь. Философия компании мне понятна. Современная женщина сегодня очень нуждается в стартовых финансовых возможностях, и компания
Oriflame их дает. Мне это очень близко. Я сама прошла путь от первых $50 до сегодняшнего успеха и хочу, чтобы такие возможности были у любой женщины, если она захочет изменить свою жизнь. 

Что касается косметики.
Я стала пользоваться косметикой Oriflame
и замечу, что комплекс Pro-long работает. Я никогда не жаловалась на ресницы, они у меня от природы черные и густые. Но в зависимости от туши они могут ломаться и расти медленнее. Тушь Oriflame мне подошла. Попробуйте и вы и обязательно напишите мне в социальных сетях, подошла ли эта тушь вам.

Но, переходя к третьему вопросу, хочу отметить, что то, как я сегодня выгляжу, конечно, никак не связано ни с косметикой, ни с пластической хирургией, ни даже с фотошопом. Когда мы работали над рекламой, я специально попросила не колдовать над моей кожей и оставить все природные складки.  



Это была моя принципиальная позиция. Я хотела всем показать, что правильный и своевременный уход, а также питание на самом деле сохраняют кожу на долгие годы. Когда приходилось выбирать, на свои первые деньги я покупала крем, а не новую пару туфель.
Какой бы уставшей я ни была, я никогда не позволяла себе уснуть с макияжем на лице. В повседневной жизни никогда не злоупотребляла косметикой: тушь и блеск для губ – этого более чем достаточно. И сегодня, когда мне 36, я с уверенностью могу сказать: мы все рождаемся красивыми, но наш образ жизни вносит коррективы в нашу внешность.
Меняйтесь  в лучшую сторону. Это возможно.