Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Школа будущего. Сегодня

Школа - второй дом. Стереотип, с детства вмонтированный в наше сознание. Но насколько он соответствует реальности? Можно ли учиться, в буквальном смысле, не расставаясь с семьей? Может ли школа взять на себя ответственность за воспитание сирот, у которых и «первого» дома нет? Может ли она формировать полноценную, деятельную, глубокую личность, которая будет полезна обществу? Я убеждена, что да. Более того, это реальное будущее российского образования.

Четыре последних года мы с руководителем проекта Марком Сартаном и его командой не переставая занимались проектом «Умная школа», и наконец-то я могу поделиться подробностями.



Основная идея «Умной школы» - создать работающий механизм всестороннего образования, развивающий в ребенке способность выбирать жизненный путь самостоятельно, а не под давлением навязанных со стороны и зачастую сомнительных критериев успешности. Мы хотим добиться такой психологической обстановки и такого уровня преподавания всех предметов, чтобы каждый ученик, независимо от его стартового положения и особенностей развития, получил одинаковые возможности раскрыть свои таланты. Ведь, как говорил Ян Амос Каменский, ребенок всегда охотно чем-нибудь занимается, главное - активно ему способствовать.

Школа будет полностью включена в существующую в стране образовательную систему. Учебные программы ни в чем не будут уступать программам обычных школ: выпускникам также предстоит сдавать ГИА и ЕГЭ. Но подход к детям, к составлению учебных планов, к форме получения знаний будет принципиально иным. Привычная классно-урочная система уже в начальных классах будет освобождаться от необоснованной жесткости стандартов. А в старших классах она уступит место модульно-студийной системе с широкими возможностями выбора индивидуальной программы обучения.

В самом начале мы придумали многофункциональный образовательный комплекс, который за четыре года превратился в настоящий архитектурный проект недалеко от Иркутска на берегу реки Ангары. Прежде всего, мы максимально тщательно и скрупулезно проработали вопрос размещения учителей, учеников и их родителей.

В коттеджах поселка будут жить 30 семей с детьми. Каждая из них примет на воспитание 5-6 детей-сирот. Сироты - крайне болезненная тема не только в России. Ребята с ограниченными ресурсами обычно составляют изолированную группу, замыкающуюся в самой себе. Включение в семью, поэтапная совместная социализация детей с эмоционально - психологическими и физическими особенностями решает эту проблему. В нашем случае приемные родители станут полноправными участниками образовательного процесса и выработки стратегии работы с конкретным ребенком. Удерживая приоритеты семьи с одной стороны и видение ситуации школьными специалистами с другой, мы получим здоровую социальную среду без разделения обычных и «особенных» детей.

Помимо собственно учебных зданий и мастерских, спортивного и досугового центров, для самых маленьких членов семей мы построим детский сад. Что немаловажно, все родители смогут трудоустроиться на объектах сопутствующей инфраструктуры.

Вообще, инициатива по созданию образовательного центра уникальна для России, такого опыта здесь ни у кого нет. Поэтому мы решили провести специальный конкурс на разработку архитектурной концепции будущих зданий комплекса совместно с коллегами из КБ «Стрелка».

Оригинальность задачи привлекла к участию 49 команд со всего мира, 6 из которых вышли в финал, продемонстрировав совершенно разные подходы к архитектуре и планировке. Это Work Architecture Company (США), CEBRA (Дания), Architects Rudanko (Финляндия), MKPL Architects PTE (Сингапур), Sou Fujimoto Architects (Япония) и MVRDV (Нидерланды). В конце мая каждому финалисту предстоит подготовить подробное архитектурно - планировочное решение, а уже 30 июня жюри конкурса объявит победителя.

После открытия «Умной школы», которое намечено на 2018 год, мы с радостью передадим наши наработки Министерству образования, частным инвесторам и всем, кто проявит интерес к нашему начинанию. Школа должна быть инкубатором идей, технологий, проектов и практик. Прежде всего это ресурсный центр, формирующий деятельных, инициативных и творческих людей.

Я уверена, что такая система воспитания и обучения имеет все шансы прижиться в российской структуре школьного образования. Это - социальный лифт, который несомненно повлечет за собой позитивные изменения и будет содействовать развитию нашего самого главного богатства - человеческого потенциала.

Москва: мечты сбываются

20140605110905_IMG_3266_2

Вчера был один из таких дней в моей жизни, что запоминаются надолго. И – не покривлю душой – действительно важных дней. Знаете, в фильмах-головоломках всегда бывает такой момент, когда перед глазами протагониста вспышкой молнии пролетают тысячи картинок из его прошлого, и в этом хаосе и круговерти они вдруг складываются в какой-то принципиально новый рисунок, в новую вязь смыслов, которая внезапно меняет все. Меняет представление о жизни, переворачивает с ног на голову привычный образ мышления, заставляет задуматься о ваших целях и ценностях. Именно это и случилось вчера со мной.

Большую часть своей профессиональной жизни я провела на телевидении. Телевидение – это такой вирус, который заражает тебя еще до того, как ты в него пришел. Он заражает, он проникает в каждую клетку, он перестраивает на новый лад – и может уже не отпустить до самого конца твоей жизни. Суть этого вируса – бесконечная жажда признания. Так вот, свои победы и поражения я часто рассматривала, находясь во власти этого вируса и этой логики. Но не в этот раз.

Вчера, на открытии Первого Московского кадетского корпуса, когда я увидела, как на месте полуразрушенного барака был отстроен практически целый дворец, а глаза детей горят спортивным азартом и жаждой жизни, я вдруг поняла, что если и есть в моей жизни действительно важные вещи, то признание - далеко не первая из них. Ни одна общественная оценка или самое широкое признание не сравнятся по своей ценности с ощущением реальных перемен, которые создают новые источники жизненной силы для людей вокруг тебя и направляют целые человеческие судьбы. Такова история этого Кадетского корпуса.

Сравнение2

Осенью 2011 года, когда мой племянник решил поступать в кадетскую школу, меня занесло в стены этого самого Первого Московского кадетского корпуса. Это было чудовищное зрелище. Ребята жили в комнатах, похожих на бараки. Было так тесно, что когда они спали, не могли даже перевернуться, не потревожив своих соседей. Здание с успехом завоевывали сырость, грибок и плесень. Никакой гигиены и тотальная антисанитария. Полный распад и разложение. Директор корпуса – Владимир Владимирович Кирсанов - как настоящий подвижник обивал пороги всех возможных инстанций в надежде, что власть обратит на него внимание – и все как-нибудь исправится. Но годы шли - и ничего не менялось. И тут его супруга решила проявить активность и самостоятельность в помощи своему мужу, офицеру и просто достойнейшему сыну своего отечества. Она попросила меня поднять проблему Кадетского корпуса на встрече открытого правительства с Дмитрием Медведевым (в рамках того недолгого периода, когда там меня еще терпели), я сразу поняла, что поднимется буря и скорее всего, меня там больше не увидят. И я не очень надеялась, что смогу помочь, но все равно свой вопрос решила задать. Многие тогда удивились моей наглости, мол, Канделаки специально взяла такой тон («Прошу вас поручить Сергею Собянину….»), чтобы погромче пропиариться. Подозрения в желании тупо попиариться имели свои основания: ведь в большинстве случаев, если резонансное дело порождает медийный ураган, никто не отслеживает его судьбу, а потому многие добрые дела легко забываются и замыливаются, даже если оказываются удачно разрешены.

Тем сильнее было мое удивление, когда буквально на следующий же день после того самого разговора с Медведевым со мной связались из мэрии и уверили, что Кадетский корпус будет достроен, а вопрос взял под личный контроль сам Сергей Собянин. Удивительны оказались и темпы строительства: если в ноябре на территории Корпуса царила полная разруха, то уже к сентябрю нового учебного года здание радикально преобразилось внутри. А сейчас Школа включает в себя учебные кабинеты, рекреации, библиотеку, актовый зал, спальни, помещения для кружковой работы, столовую, буфет, комнаты для хранения оружия, медпункт, парикмахерскую, прачечную, мастерские, гараж, и даже отдельный корпус для занятий спортом с бассейном длиной 25 метров и спортивными залами. На сегодняшний день это первый в истории России специально построенный для обучения кадетов корпус! Ведь на протяжении последних трехсот лет российских кадетов всегда куда-нибудь подселяли, руководствуясь принципом, что испытания только закаляют будущих бойцов.

Многие скажут, что сейчас, в тренде эскалации военной риторики, власти решили продемонстрировать особые условия для будущих военных. Но это искаженная логика. Приравнять кадетов к простым солдатам – огромная ошибка! Валентин Меньшов (офицер российского военно-морского флота, писатель и журналист) в своей книге «Российские кадеты» писал: «…В России кадетские корпуса были задуманы не как специализированные военные школы, а как учебные заведения для подготовки высококультурных граждан, пригодных к служению на всех поприщах государственной и общественной жизни». Точно также и в современной кадетской школе: у ребят усиленная подготовка по математике, физике, химии, и это не считая спортивной и просто физической подготовки. Так, многие из выпускников Первого Кадетского корпуса идут и с легкостью поступают на инженерные специализации. Именно это и нужно сегодня стране, стоящей на пороге новой индустриализации, которая остро необходима нам, чтобы не остаться на периферии серьезных технологических сдвигов и перемен.

IMG_3870-2

Да и вообще, если смотреть на вещи глубже, и внешняя, и внутренняя среда задают в обществе спрос на юношей, на вооружении которых не только физическое совершенство, но и ответственность, инициатива, твердость характера, спокойная уверенность в себе, зрелый взгляд на вещи, а также стремление к упорядочиванию окружающего мира, а не разрушению и хаосу. Кузницей этих качеств в России всегда были кадетские школы. На реконструкцию Первого Кадетского корпуса было выделено больше полутора миллиардов рублей (важно не забывать, что большая их часть была потрачена до 2011 года, пока вопросом не занялся Собянин). Так вот, эти затраты никогда не стали бы инвестициями, если бы не вмешательство мэра. Москва приняла стратегически верное решение, инвестировав в проект, призванный стать новым социальным лифтом для самых обычных детей, более того, не слишком избалованных жизнью: детей военнослужащих, находящихся в горячих точках, детей погибших военных, сирот, детей из неблагополучных и социально незащищенных. Кадетское образование – это по сути своей такой специфический институт, помогающий создавать новую гражданскую элиту нашего общества, состоящую из образованных, инициативных, ответственных людей, которые в скором времени будут формировать интеллектуальный капитал страны.

Вот уже не первый год обо мне говорят, что я якобы играю в политику, пользуясь своей известностью. Якобы не упускаю случая пропиариться на любой громкой истории. Смешно! Те, кто играет в политику, всегда оглядываются на общественное мнение. Их гложет вирус признания. «Тщеславие – мой самый любимый из грехов: он так фундаментален», - восклицает Аль Пачино-Сатана в «Адвокате дьявола». А я всегда мыслила по-другому, и часто, имея желание к чему-то привлечь внимание власти, себя одергивала. Не верила в то, что можно что-то изменить, да и не хотела слышать упреки в самопродвижении. Но была не права. Потому что если у вас есть понятный и конструктивный призыв к конкретным переменам в конкретном месте, не нужно себя одергивать. Именно в этом и заключается рецепт позитивных перемен: если начать строить диалог и предлагать конкретные шаги – все возможно.

Жаль только, что директор, который создал этот Кадетский корпус и посвятил всю свою жизнь этому делу, человек, говоривший, что новый комплекс - это мечта всей его жизни и последняя цель, Владимир Владимирович Кирсанов так и не дожил до этого светлого дня.

История одного города

Антон Павлович Чехов однажды отметил в записной книжке: «Университет развивает все способности, в том числе – глупость». Наша система образования – то увеличительное стекло, под которым отчетливо видны все человеческие недостатки.

В Свердловской области есть небольшой городок Волчанск. Его мэр, единоросс Александр Вервейн, взял все население в заложники и по одному разделывается с теми, кто его не любит. Александр Вячеславович прогремел на всю страну в январе этого года, когда уволил Сергея Воронина, директора местной школы №26, за то, что Воронин составлял ему политическую конкуренцию.

Дело в том, что мэра Вервейна в городе не очень-то жалуют: на муниципальных выборах, которые прошли в 2012 году, жители Волчанска уничтожили более 60% бюллетеней. Конкуренцию Вервейну тогда составлял Воронин, который был отстранен от предвыборной гонки через суд. После избрания Александр Вячеславович решил «зачистить поляну» и пустил в ход свои щупальца, именуемые административным ресурсом. Воронин и другие депутаты местного Совета еще в конце прошлого года писали губернатору области и президенту Путину о том, что Вервейн сводит счеты с конкурентами. Меж тем, Александр Вячеславович набрал крейсерскую скорость и остановиться уже не мог: депутат Сергей Воронин был снят немилосердным мэром с должности директора школы. Нужно сказать, Сергей Александрович работал директором более восьми лет.

И все было бы тихо, но беда Вервейна в том, что Сергея Воронина, в отличие от него, в городе любят. Мы же с вами знаем: легче найти иголку в стоге сена, чем, талантливого педагога, готового трудиться за скромный оклад. В маленьких городах, где у людей небольшой выбор учебных заведений, такие профессионалы на вес золота. Поэтому жители Волчанска – старшеклассники 26-й школы и их родители – вышли на улицу с лозунгом «верните Воронина». Все-таки далеко не каждому директору выпадает такая честь – настоящее признание со стороны учеников. А безумие продолжало нарастать: и. о. директора Ирина Гетте вызвала полицию, и детей привлекли к административной ответственности за нарушение закона о митингах.
Collapse )

Фальшивый вице-премьер и «разводка» по-челябински

Как-то в середине августа я уже писала о замечательном учителе математики из Челябинска Александре Попове, директоре математического лицее № 31. Для тех, кто не читал предысторию, вкратце напомню. Попов больше двадцати лет руководит математическим лицеем, ученики которого регулярно берут медали на международных олимпиадах. В недавно опубликованном Минобром рейтинге его лицей вошел в топ-25 лучших школ России. В Челябинске Попова знают хорошо, а федеральные СМИ заговорили о нем два года назад, когда на незаконный запрос от милиции с требованием выдать данные детей «кавказской национальности» он ответил официальным письмом, что в его лицее «одна национальность – математика». С этого момента на него и началось давление местных силовиков. В том числе стали подсылать провокатора, который вел двусмысленные разговоры о необходимости «устроить сына в лицей». Как оказалось, он все снимал на видео, чтобы выставить это как взятку. Завели уголовное дело. В прошлую пятницу Попову предъявили официальное обвинение. А завтра ему предстоит принять участие и в судебных слушаниях по другому делу – о том, что он якобы избил учителя физкультуры (!).

И это еще не все. На днях со мной связались знакомые Александра Попова и спросили, правда ли я звонила вице-премьеру Ольге Голодец с просьбой вмешаться в это дело. Я ответила, что, хотя и всегда поддерживала Александра Попова, никогда с Ольгой Голодец по этому вопросу не общалась. Как оказалось, Попову несколько недель подряд названивают какие-то мошенники, представляясь Ольгой Голодец, которая якобы по моей просьбе решила помочь лицею. Попова просили перевести деньги на какой-то счет, после чего уголовное дело обещали закрыть. Думаю, что после огласки этого факта, если и были у кого-то сомнения в том, что дело против Попова заказное, теперь эти сомнения отпадут.

Удивительно, как молчаливо и спокойно взирают наши чиновники на то, как какие-то местные силовики расправляются с лучшим математическим лицеем в стране. За него уже вступились и местная общественная палата, и родители учеников (которые даже создали сайт в его поддержку), и местные СМИ (те из них, которые не находятся под полным контролем челябинских властей). Даже экс-министр труда, уроженец Челябинска Александр Починок написал письмо в поддержку со словами: «Взбешен тем, как развиваются события. Если дело Попова будет доведено до приговора – можно закрывать наше образование». Пожалуй, с этими словами остается только согласиться.

Неужели кто-то сможет поверить в то, что эта расправа – проявление реальной борьбы с коррупцией в образовании? А в том видео, снятом скрытой камерой, которое прокуратура выставляет как доказательство взятки, даже там Попов на вопрос, почему у него такой маленький и скромный кабинет, отвечает, что живет всю жизнь в однокомнатной квартирке на первом этаже, которая досталась ему от отца, и это его полностью устраивает. Вот только против таких «коррупционеров» наши правоохранительные органы проявляют удивительную резвость. Илья Фарбер, Александр Попов – последние романтики, которые пытаются еще что-то сделать в провинциальных школах, вместо поощрения получают уголовные дела. Очень хотелось бы знать: что думает по этому поводу, например, наш министр образования или, еще интереснее, настоящая Ольга Голодец?

Восклицательный знак? Или вопросительный!

С 1 сентября у нас заработал новый закон – «Об образовании в Российской Федерации». Так и хочется воскликнуть: «Мы будем жить теперь по-новому»... Вот только не знаю, какой знак поставить в конце – восклицательный или вопросительный.

В законе есть множество новаций, которые хочется приветствовать. И сторонники закона любят их подчеркивать. Учителям гарантирована зарплата не ниже средней по региону. Родителям обещаны доступность детских садов и бесплатные учебники в школе. Школам дарована самостоятельность в выборе образовательных программ. Семейное образование обрело долгожданный юридический статус. Учиться можно по индивидуальному учебному плану. Обязательного религиозного образования нет.

Что ж, красота и благорастворение воздухов? Ставим восклицательный знак?

Увы, не все так гладко. Зарплату, конечно, гарантировали, но среднюю, а не конкретную, не за ставку, а вообще. Так что готовьтесь к увеличению нагрузки.

В дошкольном образовании закон отделил собственно образование от присмотра и ухода за детьми, за которые появилось право взимать плату – по усмотрению учредителя. Так что готовьтесь к доступным детским садам за недоступную цену.

Светские программы о духовно-нравственной культуре обязаны проходить экспертизу в централизованной религиозной организации. Так что готовьтесь к ползучей катехизации.

Все контрольно-надзорные процедуры будто перекочевали в закон из архаичного прошлого, и создается ощущение, что учитель перед ними бессилен. Так что готовьтесь к прокурорским проверкам выполнения учебных планов – дичь, конечно, несусветная, но таковы реалии.

Получается, ставить восклицательный знак и радоваться, видимо, рановато. Впрочем, и огорчаться тоже. Надо посмотреть – ненавижу эту формулировку – правоприменительную практику.

Одно ясно: закон дал мало гарантий, но много возможностей. За них придется бороться. Хорошо хоть, есть за что.

Оставьте в покое Александра Попова!

Несмотря на многочисленные и многомесячные протесты общественности, в Челябинске продолжается травля одного из лучших директоров школ в России Александра Евгеньевича Попова. Он больше двух десятков лет руководит математическим лицеем № 31, который из года в год показывает стабильно высокие образовательные результаты. Только в этом году два ученика лицея получили золотую и серебряную медали на международных олимпиадах по физике и информатике. В России есть всего лишь три лицея с подобным результатом – в Москве, Санкт-Петербурге и Челябинске.

Челябинск – не столица. Здесь не те средства и не те кошельки, которые могут позволить директору рассчитывать на родительские вложения в образование. Делать сильную школу в глубинке неимоверно сложно. Власть помогает, но чаще на словах. Вот пример: международная олимпиада по информатике проходила в Австралии в начале июля. Деньги ученику лицея выделили лишь в августе. На что он должен был купить билет? Все вопросы не к губернатору и не к министру образования – к директору. Найди деньги и отправь. И при этом никто из представителей власти не поздравил лицей с громкими победами. Как будто это само собой разумеется.

А не поздравили, потому что Александра Попова решено снять. Весной на него завели дело о пособничестве в мошенничестве. Сейчас шьют уголовное. Оперативники ходят в школу как на работу, им не лень даже ездить в соседний Курган и проверять, на какие деньги Попов издает там свою книгу в количестве 1000 экземпляров. За пять месяцев оперативно-следственных мероприятий из Александра Евгеньевича сделали больного человека.

У местной власти нет сил Попову помогать, но мешать ему она умеет первоклассно. А почему? Да потому, что Попов прославился своей неуживчивостью. Два года назад на незаконный запрос от милицейских начальников с требованием выдать данные детей «кавказской национальности» он ответил официальным письмом о том, что в его лицее «одна национальность – математика». Вышел скандал, история облетела всю Россию, за Попова вступились центральные СМИ и ОПРФ, и директора отстояли. Но в Челябинске историю не забыли и Попову ее не простили.

Попов был приглашен в Москву на всероссийский форум, на котором выступал при Путине. После его резкого и сильного выступления Владимир Владимирович нашел Попова и пожал ему руку. И это правильно, потому что Александр Евгеньевич – настоящий человек. Он живет в маленькой квартире на первом этаже, у него нет машины, одевается он скромно и все добытые разными путями деньги отдает в школу. Он школой живет – и теперь у него эту школу отбирают. Отбирают люди, которым образование по барабану. Которые не прощают обид.

Попов почти сломлен. На днях он дал очень жесткое интервью, где объявил, что готов оставить школу и город, потому что больше не может выдерживать давления.

Мне кажется, если власть региональная не понимает, что уничтожает то, что не может быть создано по щелчку пальцев, ей должна объяснить это власть федеральная. Объяснить коротко и внятно.

Оставьте в покое директора школы. Это адова работа в нынешних условиях. Дайте делать ее тому, кто умеет ее делать на высшем уровне.

UPDATE! Прочитайте вчерашнее интервью Александра Попова для сайта 74.ru.

Человек по фамилии Фарбер

1340345145_382800_89

На днях правоохранительные и судебные органы одержали новую блестящую победу над коррупцией. Еще в прошлом году в ходе спецоперации с участием ФСБ был задержан особо опасный сельский учитель Илья Фарбер за то, что, как утверждается, при ремонте дома культуры просил взятку в размере то ли 150, то ли 300 тысяч рублей. Теперь же суд вынес приговор: 7 лет колонии строгого режима. Наконец-то, крупная рыба попалась в сети правоохранителей. Это вам не какая-нибудь Евгения Васильева с ее жалкой аферой с ущербом на какой-то миллиард рублей, на таких у следователей времени нет, пусть сидит себе в своей 13-комнатной квартире. Вы спросите, чем же так опасен Фарбер? Это ясно из его биографии.

Молодой московский художник Илья Фарбер приехал с женой и тремя детьми в деревню Мошенки (Тверская область) летом 2010 года. Несмотря на близость к Москве, Тверская область – один из самых депрессивных регионов, и чтобы кто-то из московских жителей приехал сюда работать, да еще и учителем – невиданное дело. Фарбер начал преподавать детям литературу, рисование, музыку, причем не по совковым учебникам, а так, как и надо преподавать: на уроках слушали классическую музыку, рисовали тишину, после уроков вместе заливали каток. На свою зарплату он покупал школьникам подарки, учительницам – цветы. В общем, довольно типичное поведение для опасного преступника, причем рецидивиста: в середине 90-х у него был опыт «хождения в народ», и тогда для подмосковной школы, где работал учителем ИЗО, он выиграл два гранта –американский и британский. Но работа в подмосковной школе сошла ему с рук, а вот в Тверской области доблестные правоохранители вовремя смогли нейтрализовать его деятельность.
Collapse )

Слив засчитан. Минобрнауки признал утечку ЕГЭ

Свершилось невозможное – вчера к нам на эфир пришел замминистра образования Игорь Реморенко (да и сам министр Ливанов после окончания ЕГЭ обещался быть, с нетерпением ждем его в одну из наших будущих программ). То что, наконец (и не без помощи этого блога, кстати!), удалось достучаться до министрества – это уже прорыв. Более того, это не было игрой в уход от прямых ответов, в которую любят играть наши чиновники, приходя на телевидение. В нашем эфире замминистра признал утечку ЕГЭ. Однако же, несмотря на готовность Игоря Реморенко отвечать на все наши вопросы, не могу сказать, что министерство развеяло все наши опасения по поводу катастрофы с Единым государственным экзаменом (ЕГЭ).

Позиция Реморенко вкратце звучит так: утечки есть, мы работаем над их предотвращением, разбираться должны компетентные органы, а на результат все это, мол, существенно не повлияет, потому что сливают вопросы к ЕГЭ сразу в нескольких тысячах вариантов, так что прорешать их – значит, по сути, по-настоящему подготовиться к экзамену. В качестве источника слива названы отдельные отдаленные регионы, куда приходилось пересылать вопросы в электронном виде (и кто-то пересылку якобы успешно «хакнул»).

Все это могло бы действительно утешить, но вот уже после первого ЕГЭ по русскому языку блогеры зафиксировали – сливаются вовсе не тысячи вариантов, сливаются по 6-8 вариантов, которые актуальны для конкретного региона. То есть источник слива знает не только те варианты, которые будут в этом году, но и знает, в каком регионе, какие из них будут. Причем прорешать их совсем не обязательно школьнику, это может сделать кто угодно (а иногда они в интернете уже с решениями). Школьнику надо лишь запомнить ответы или (что делают очень многие) просто закачать ответы на телефон, спрятать телефон где-нибудь поглубже в одежде и в туалете сверить ответы. «Стобалльником» по такой системе может стать даже хорошо выдрессированный шимпанзе. И такого стобалльника по закону просто обязан будет принять любой, даже самый престижный вуз, типа МГИМО.


Collapse )

Уважаемый Дмитрий Ливанов! Чего вы боитесь?

Уважаемый Дмитрий Викторович! То, что мы с вами видели вчера, во время первого ЕГЭ в этом году – это не просто беда, это самая настоящая катастрофа. Тотально списанный тест по русскому языку не только означает, что Минобр не способен на сегодняшний день поспевать за новыми технологиями распространения шпаргалок. Он означает также и то, что в этом году нас ожидает коллапс системы высшего образования. Как теперь вузы будут определять достойных абитуриентов? Не имея права проводить собственные вступительные экзамены, они обречены брать в первую очередь тех, кто проявил самую откровенную наглость при списывании.

Вы же, Дмитрий Викторович, заявили, что результаты ЕГЭ отменять не собираетесь. А что вы планируете со всем этим делать, вы не сообщили. Как если бы эта проблема могла рассосаться сама собой, если ее долго не замечать. Не рассосется, Дмитрий Викторович!

Я уже не в первый раз зову вас к нам на программу «Железные леди». Раньше, может быть, ваши ссылки на занятость были достаточным аргументом. Но теперь случилось то, что игнорировать уже нельзя. Я не знаю, чем еще может быть занят министр образования, кроме как попыткой осмыслить эту катастрофу и разгрести ее последствия. А раз уж вы этим заняты, поделитесь с нами своими мыслями! Вы же один из самых молодых наших министров, вы так афишируете свою открытость, завели «Твиттер», отвечаете в нем. Я уверена, что возможность открыто поговорить с десятками миллионов человек посредством воскресного эфира в «Железных леди» вас тоже не должна пугать!

Только, пожалуйста, не надо отвечать, что «ничего существенного не произошло». Если бы не произошло, вы бы не приняли отставку своего ключевого заместителя и одного из наиболее ярких сотрудников Минобра Игоря Федюкина. Очевидно, что «информационная атака на Минобр», о которой вы постоянно говорите, – это не просто какой-нибудь «заговор журналистов». Расскажите нам о тех силах, с которыми вы боретесь, пока этот откровенный разговор еще имеет какой-то смысл. Если вы сомневаетесь, могу вам открыто сказать: наша программа не воюет ни на чьей стороне, мы просто хотим услышать от вас правду.

Дмитрий Викторович! Мы с Маргаритой Симоньян – две хрупкие женщины, совершенно безобидные, за всю историю нашей программы мы не укусили ни одного гостя! Все остались живы-здоровы и даже довольны эфиром. Я уверена: вам есть что сказать нам. Приходите в это воскресенье, уделите нам всего один час своего выходного дня! Мы обсудим с вами и ЕГЭ, и реформу школьного образования, и Академию наук, вы сможете донести свою концепцию преобразований до сознания жителей всей страны. Ведь вы же для страны работаете, а не для начальства, правда, Дмитрий Викторович?

Ждем вас с нетерпением!